Нил Маккиннон: Проблема дисбалансов

Думки 18.03.2013    17:04
Сегодня в центре нашего внимания – проблема глобальных дисбалансов и то, как она связана с достижением внешнего и внутреннего балансов в различных странах мира. На данный момент эта проблема, вероятно, является одной из самых принципиальных для глобальной экономики, поскольку без понимания причин этих дисбалансов и их преодоления дефляционные проблемы продолжатся, а рост номинального ВВП по-прежнему будет замедляться, что и происходит сейчас во всех крупных экономиках. Примечательно, что министр финансов Германии Вольфганг Шойбле только вчера заявил, что Германия «справилась» со своими «дисбалансами» и указал на перспективы страны, если в 2014 г. структурный дефицит ее бюджета будет сведен к нулю.

В этом случае Германия окажется единственной страной с крупной экономикой, у которой снизится отношение государственного долга к ВВП. И хотя это может выглядеть позитивно, однако ужесточение фискальной политики Германии непреднамеренно оказывает еще большее дефляционное давление на дефицитные экономики. И если эти экономики не смогут добиться профицита торгового баланса, они просто будут не в состоянии выплачивать долги. Единственный путь, который им остается, – девальвация долга через дефолт или реструктуризацию долговых обязательств или, конкретно по отношению к еврозоне, выход из монетарного союза.

Сегодня завершается заседание Европейского совета в Брюсселе. Ожидается, что в официальном заявлении по итогам заседания будет подтверждена необходимость экономического роста, однако отступления от политики «жестких мер экономии» едва ли возможны. Проблема состоит в депрессии на юге Европы и сохраняющихся дисбалансах между профицитной экономикой (Германия) и остальными странами. Попытки справиться с этими дисбалансами за счет «внутренней девальвации», то есть путем сокращения реальной заработной платы в целях повышения конкурентоспособности, оказались бесполезными.

История современной экономики (начиная, естественно, с 1930х) показывает, что принудительное сокращение номинальных и реальных доходов обычно встречает значительное сопротивление, и соответствующие попытки могут заканчиваться ростом социального и политического недовольства. В результате заявления министра финансов Германии Вольфганга Шойбле выглядят ошибочными и напоминают курс на дефляцию, взятый министром финансов Германии начала 1930х – Генрихом Брюнингом.

Затем настала очередь политики «золотого стандарта», задачей которого было произвести дефляционную корректировку, но это привело к массовой безработице. Великобритания, которая взяла на себя роль лидера международной денежной системы, не смогла с ней справиться, так как участие в Первой мировой войне довело страну почти до банкротства. В конечном итоге Великобритания и США отказались от «золотого стандарта», и в обеих странах дефляция валюты сделала возможным раннее восстановление экономики. Сейчас из-за фиксированных валютных курсов в еврозоне и частично регулируемого курса между США и Китаем основное бремя корректировки экономики падает на цены, а не на номинальный валютный курс. Кроме того на дефицитных экономиках это отражается сильнее, чем на профицитных. В мировой экономике все взаимосвязано.

Когда Германия ужесточает свою бюджетную политику и сокращает внутренние расходы, немедленно снижается и спрос на продукцию дефицитных экономик. Происходящее затем сокращение экспорта из этих стран не только отдаляет перспективу восстановления экономики, но также увеличивает размер дефицита торгового баланса и долговую нагрузку на бюджет. Очевидное непонимание этих элементарных принципов экономики министром финансов Германии вызывает беспокойство и указывает на то, что в ближайшем будущем фундаментальные экономические проблемы еврозоны вряд ли будут решены. Еще один вывод из сложившегося положения дел заключается в том, что впереди нас ожидает длительный период медленного роста экономики и увеличение разрыва в темпах роста и уровне производительности между странами с профицитной и дефицитной экономикой, которое в среднесрочной перспективе неизбежно приведет к некой кризисной ситуации. Между тем дисбалансы в сфере торговых взаимоотношений также отражает отток капитала и дисбалансы в сфере госдолга стран еврозоны, которые, судя по всему, будут только усиливаться. Что касается Германии, структура динамики ее экспорта меняется таким образом, что темпы роста экспорта в страны БРИК, особенно Китай и Россию, повышаются, а рост экспорта в другие страны еврозоны, наоборот, замедляется (насколько мы понимаем, это отражает низкий уровень внутреннего спроса в таких странах, как Франция, Испания и Италия). Возможно, было бы лучше, если бы в качестве партнеров по валютному альянсу Германия выбрала Китай и Россию.

Конечно, у Китая есть и свои проблемы с попыткой достижения внутреннего баланса. Накануне Госсовет КНР утвердил кандидатуру Ли Кэцяна в качестве своего нового премьера. Рост китайской экономики по-прежнему зависит от экспорта и инвестиций. Благодаря этим факторам рост ВВП страны в предыдущие периоды превышал 10% в год, но при этом он ассоциировался с финансируемым банками кредитным бумом и стимулирующими фискальными мерами, которые приводили к нерациональному использованию ресурсов и перекосам в денежно-кредитной политике. Отойти от экспортно-инвестиционной модели спроса может быть непросто – это основная задача, которую предстоит решить новому руководству страны. Еще раз заметим, что чем дольше откладывается переход к новой модели, основанной на потреблении, тем дольше будут сохраняться внутренние (и внешние) дисбалансы.

Сегодня японский парламент утвердил Харухико Курода главой Банка Японии. Следующее заседание совета директоров центрального банка по вопросам денежно-кредитной политики состоится 3-4 апреля, и рынки ожидают продолжения и активизации мер по смягчению денежно-кредитной политики, направленных на предотвращение дефляции и ускорение номинального роста ВВП. Интересно, что Курода в декабре 2002 г. написал для газеты Financial Times статью под названием «Пора стимулировать глобальный экономический рост»/“Time for a switch to global reflation”. Предупреждения оказались пророческими, хотя с моментом он не угадал. После того, как лопнул «пузырь доткомов» в США, Федеральная резервная система наполнила рынок «дешевыми деньгами», что привело к чрезмерному росту долговой нагрузки и секьюритизации долговых обязательств. Мы теперь знаем, чем это закончилось. Затем настала очередь политики «золотого стандарта», задачей которого было произвести дефляционную корректировку, но это привело к массовой безработице. Великобритания, которая взяла на себя роль лидера международной денежной системы, не смогла с ней справиться, так как участие в Первой мировой войне довело страну почти до банкротства. В конечном итоге Великобритания и США отказались от «золотого стандарта», и в обеих странах дефляция валюты сделала возможным раннее восстановление экономики. Сейчас из-за фиксированных валютных курсов в еврозоне и частично регулируемого курса между США и Китаем основное бремя корректировки экономики падает на цены, а не на номинальный валютный курс. Кроме того на дефицитных экономиках это отражается сильнее, чем на профицитных. В мировой экономике все взаимосвязано.


Теги:   Вольфганг Шойбле Нил Маккиннон Переглядів:   1217

Читайте також:

27.05

Основні економічні індикатори першого квартал 2024 року України та світу від Experts Club

26.05

Серйозною загрозою для компаній із виробництва продуктів харчування є перебої в роботі бізнесу

21.05

Україні потрібно більше гуманітарної допомоги, але її обсяги скорочуються - ООН