Андрей Леденёв: Все что происходит, это серьезный кризис – топ-менеджер Укрнафты о лишении компании лицензий

13 сентября 2017 года, 10:39
На прошлой неделе у здания Правительства прошли масштабные митинги профсоюзов Укрнафты.

Сотрудники компании выступили против лишения ее лицензий на добычу нефти и газа, которое оборачивается катастрофическими финансовыми потерями и может привести к сокращениям персонала.

Вице-президент по корпоративной стратегии и развитию Укрнафты Джонатан Поппер рассказал НВ Бизнес о том, к чему, по его мнению, приведет лишение лицензий компании и о том, почему сотрудники добытчика вышли на улицу.

– Какие были основные требования у вышедших к Кабмину сотрудников?

– Основные требования просты - продлить срок действия 9 лицензий, которые заканчиваются в этом году и принять решение о финансовом оздоровлении Укрнафты. Я понимаю их обеспокоенность - они отстаивают свое право на работу. Из-за непродления лицензий в этом году мы уже были вынуждены остановить несколько месторождений. Компания потеряла 18% суточной добычи нефти и 16% добычи газа, под угрозой увольнения и переводов в простое оказалось около 1500 сотрудников. Без лицензий мы не можем дать им работу.

Сейчас мы видим отсутствие у власти четкой позиции по отношению как к добыче нефти, так и отрасли в целом. Предложенные руководством планы финансового оздоровления и стратегия развития Укрнафты остаются без рассмотрения. Без принятия этих ключевых решений у компании нет будущего, можно говорить только о выживании.

Людей возмущает, что, действуя от имени государства, чиновники Госгеонедр нарушают закон и идут против интересов государства. Ведь основные потери - недополученные налоги и упущенный акционерный доход – несет как раз государство. По нашим подсчетам, примерно 80% потерь приходится на государство, и 20% на миноритарных акционеров. Кроме того, экономика ежедневно недополучает нефть, газ и сжиженный газ, усугубляя энергетическую зависимость Украины. При том, что в прошлом году Украина потратила на импорт нефти и нефтепродуктов в два раза больше, чем на импорт природного газа. В этом году тенденции те же.

Я думаю, что происходящее говорит о серьезном кризисе. Для страны будет большой глупостью позволить разрушить нефтяную промышленность. Это разрушает стоимость активов государства, бьет по энергонезависимости, по интересам работников и местных сообществ. Если кто-то решил так бороться с Коломойским, то это глупый метод.

– Если вы получите обратно лицензии, сколько времени потребуется, чтобы перезапустить работу?

– После выдачи лицензии надо также оформить другие разрешительные документы, например, горный отвод. По нашему опыту, это занимает от 3 до 4 недель. Кроме того, есть техническая сторона вопроса. Пока что мы не проводили капитальной консервации скважин. На одних скважинах добычу можно возобновить в течение нескольких дней, на других потребуется больше времени. Однако после возобновления добычи часть объема может быть потеряна безвозвратно. 

– У вас будут какие-то затраты на перезапуск добычи?

– Разумеется. Консервация уже обошлась в 75 млн грн. Расконсервация обойдется примерно в такую же сумму. 

Но эти затраты меньше, чем уже понесенный ущерб. Укрнафта уже потеряла около 850 млн грн дохода, а государство – порядка 280 млн грн налогов.

– Госгеонедра утверждают, что сложившаяся ситуация произошла из-за налогового долга компании. Что вы делаете для того, чтобы его погасить?

– Это как раз тот правовой беспредел, который возмущает профсоюзы и работников. Налоговый долг не является законным основанием для отказа в продлении лицензий, а Госгеонедра нарушают закон. Это доказано судами различных инстанций. Поэтому, когда мы слышим от чиновников или народных депутатов заявления, оправдывающие позицию Госгеонедр, которые не исполняют судебные решения, то это, конечно, вызывает большие вопросы.

Сейчас мы платим все текущие налоговые платежи. У нас сложный управленческий выбор между погашением долгов прямо сейчас и инвестированием в поддержание производства. С одной стороны, нам надо погашать наш долг перед государством. С другой, если мы остановим инвестиции, производство будет катастрофически сокращаться, и мы вообще ничего не сможем вернуть. Но вы не сможете выжать из лимона больше сока, чем в нем есть. 

Сейчас мы стараемся инвестировать только в то, что принесет больше дохода, что означает, что в будущем мы сможем платить больше налогов. Недавно мы сообщили о результатах обновления парка установок электроцентробежных насосов, которые привели к увеличению дебита скважин. Но люди говорят: "Зачем вы тратите деньги, если не платите налоги". Они не понимают, что, если мы не начнем добывать больше, Укрнафта станет банкротом, а государство не получит никаких налогов.

– Почему у вас вообще такая большая налоговая задолженность?

– Это интересный вопрос. Задолженность начала формироваться еще в 2014 году. Новая управленческая команда Укрнафты, которая пришла в начале 2016 года, получила эту проблему “в наследство”. Мы практически сразу предложили вариант погашения долга, который в том числе должен был частично решить проблему дебиторской задолженности.

Мы также предложили и другой вариант: реструктуризировать и погасить налоговую задолженность в течение 3 лет, продолжая при этом платить текущие налоги и инвестировать в производство. Мы предложили такой сценарий Кабмину, Минфину и Государственной фискальной службе.

– Когда поступили ваши предложения о реструктуризации задолженности?

– В прошлом году и в мае этого года. 

– Как отреагировали на ваше предложение? 

– Нам ответили, что должны поговорить с кем-то, должны проконсультироваться, и прочие непонятные вещи. Одним словом, чиновники кивают друг на друга, что они умеют прекрасно делать. Но реакции по существу на наши предложения не последовало. От нас требуют погашения налогового долга, но как только речь заходит о конкретных механизмах и шагах, чиновники начинают играть в молчанку. 

– Как вы считаете, к чему это все приведет?

– С одной стороны, правительство игнорирует вопрос финансового оздоровления Укрнафты. С другой стороны, они отбирают наши лицензии, что снижает производство, поэтому мы все меньше продаем и зарабатываем. Все это похоже на замкнутый круг, чтобы заставить компанию исчезнуть.

В первом полугодии мы получили 1,3 млрд грн чистой прибыли и заплатили 5,7 млрд грн налогов. Во второй половине года, из-за остановки добычи, мы уйдем в минус. Думаю, если эта ситуация с лицензиями продлится до середины следующего года, компании будет очень сложно продолжать работать. Недавно у нас была дискуссия в правлении относительно сокращения расходов. Мы уже объявили о сокращении инвестиций на 500 млн грн, так как у нас нет денег. Кроме того, мы будем сокращать штат и увольнять людей. До полутора тысяч человек. А, возможно, и больше.

– И куда этим людям податься после увольнения?

– Я не могу ответить. Им лучше пойти и спросить у Правительства и руководства Госгеонедр.

По материалам: НВ





Просмотров: 335

Компании

все компании