Компании

все компании

Елена Евграфова: Недоверие хуже рака

24 апреля 2012 года, 12:34
Елена Евграфова: Недоверие хуже рака Источник: Forbes: Андрей Вырковский

Уоррен Баффетт рассказал инвесторам про свою болезнь — и напомнил этим, насколько современному обществу не хватает честности

В прошлый вторник на сайте Berkshire Hathaway был опубликован пресс-релиз, в котором сообщилось, что Уоррену Баффетту, председателю совета директоров этой компании, поставлен диагноз: рак предстательной железы в первой стадии. В релизе также говорилось, что проведенные МРТ и КТ метастаз не выявили, врачи утверждают, что угрозы жизни нет и назначили двухмесячный курс радиотерапии. Держатели акций узнали также, что чувствует Баффетт себя превосходно, болезнь была выявлена только потому, что регулярно проводимый анализ крови показал скачок онкомаркеров.

Уоррен Баффетт повел себя ровно противоположно тому, как поступил Стив Джобс в похожей ситуации. Многие помнят, что в июне 2008 на презентации iPhone 3G основатель Apple предстал перед публикой сильно исхудавшим и это стало главной новостью дня — о новинке забыли мгновенно. The Economist отреагировал статьей, в которой анализировал, кто же станет преемником Джобса, если рак вернулся, а журнал Fortune еще до этого, в марте, опубликовал статью The Trouble with Steve Jobes, в которой утверждалось, что Джобс пытается лечить рак диетами.

В свойственной ему манере глава Apple не отвечал на неприятные вопросы и не комментировал публикации. В результате за два месяца цена акций компании упала с $188 до $156. В Apple забеспокоились и объявили, что худоба Джобса объясняется инфекцией, которую он подхватил. Еще через несколько месяцев последовал релиз, защищавший право CEO на частную жизнь. Но это не произвело впечатления на рынок. Тогда же случился неприятный казус — Bloomberg News случайно опубликовал некролог Джобса, который они поспешили подготовить. Текст быстро убрали с веб-сайта, но было поздно, он пошел гулять по интернету. В начале октября акции Apple стоили уже $97. Джобс продолжал врать, утверждая, что у него нет ничего серьезного, а причина худобы — гормональный дисбаланс. Тем временем Комиссия по ценным бумагам затеяла расследование действий компании: дело в том, что успех Apple рынок связывал исключительно с персоной Стива Джобса, и в этом контексте ложь относительно его здоровья могла быть расценена как умышленно сокрытие от акционеров важной информации.

Мы увидим, как поведут себя цены на бумаги Berkshire Hathaway в ближайшие месяцы, но пока открытость Баффетта выглядит гораздо более рациональной, чем скрытность Джобса. В опубликованном сообщении кроме информации о тяжелой болезни между строк читаются и другие важные вещи — во-первых, Баффетт ответственно подходит к своему здоровью (регулярные осмотры) и, во-вторых, хочет быть безусловно честным с теми, кто доверил ему деньги (прошло меньше недели с момента, как был поставлен диагноз, когда акционеры об этом узнали).

Можно бесконечно спорить о праве публичных персон на частную жизнь, но с тех, кому много дается, много и спрашивается, а при современном развитии технологий хранить тайны становится все труднее. Из-за процедур Баффетт отменяет запланированные на июль и август поездки, этот факт точно начали бы интерпретировать биржевые аналитики и журналисты, а его ежедневные визиты в клинику породили бы много домыслов. У Большого брата теперь множество лиц, у него есть смартфон с камерой и социальные сети, он все время начеку и теперь самый надежный способ сохранить репутацию — вести себя по-человечески.

Как рассказывает в своей книге биограф Стива Джобса Уолтер Айзексон, когда статья Fortune, в которой говорилось не только о раке, но и о подтасовках с опционами верхушки Apple была уже готова к публикации, Джобс пригласил редакционного директора журнала к себе в Купертино и попытался на него надавить. «So, you’ve uncovered the fact I’m an asshole. Why is that news?» — сказал он приблизив свое лицо вплотную к лицу редактора.

То, что Джобс был asshole, действительно не новость. Но не надо забывать, что он дитя бунтарской культуры 1970-х. Ее целью было разрушение правил и норм, избыток которых сковывал развитие общества и личности. Тогда сказать «I’m an asshole» было вызовом и требовало изрядной смелости. Сейчас, когда этические и социальные нормы рассыпались в пыль, все врут, а развитие сковывает не избыток, а недостаток ограничений, играть в «анфан террибля» уже несовременно, это тема уходящего поколения.  Выделиться из толпы можно чем-то ровно противоположным, например достойным поведением. А это трудно, в том числе и потому, что никто никому не верит и все равно скажут: «Просто умный пиар».






Просмотров: 1029