Компании

все компании

Реформа фондового рынка: действия НКЦБФР похожи на имитацию перемен

8 декабря 2015 года, 11:40

Участники инвестиционного рынка растеряли всю веру в то, что государственный орган, сформированный из известных представителей одной среды, сможет быстро приступить и реализовать необходимые стране реформы. За десять месяцев Национальная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР) не определилась даже с тем, что нужно реформировать, не говоря уже о конкретных шагах. Хаотичные действия НКЦБФР, часто противоречащие законам, но отвечающие революционности времени, являются больше следствием критики со стороны главного финансового регулятора - Национального банка, нежели выполнением некого стратегического плана. Оправдываясь отсутствием достаточных полномочий и финансирования, руководство комиссии лоббирует интересы структур, выходцами которых они же и являются.

Большие ожидания

Государство еще никогда не давало бизнесу столько возможностей реализовать свои идеи в виде реформ в профильной для него среде. Текущий состав НКЦБФР как никогда подпадает под определение "рыночного". Трое из пяти членов комиссии имели весьма успешный опыт работы в инвестиционной среде:

  1. Глава ведомства Тимур Хромаев является соучредителем группы компаний "Арта".
  2. Член НКЦБФР Дмитрий Тарабакин выступал соучредителем ИК Dragon Capital, в которой практически 15 лет занимал руководящие должности.
  3. Последним местом работы второго члена - Александра Панченко была управляющая компания "Тройка Диалог Украина", входящая в АО "Сбербанк России".

Понимание работы рынка, его слабых и сильных сторон, было важным преимуществом новой команды, нацеленной на достижение результатов реформ.

"Реформа фондового рынка должна быть одной из ключевых в реализации "Стратегии реформ - 2020"", - сказал напутственно Президент Петр Порошенко. По его ожиданиям, фондовый рынок должен был стать "местом привлечения дешевого ресурса для государственных и частных компаний".

Приоритетной целью было создание базы для будущей пенсионной реформы и инвестирования пенсионных накоплений. Президент рассчитывал - новая команда использует свой опыт для улучшения инвестиционного климата страны.

Реформ от назначенных лиц ждали все и не скупились на комплименты. Гендиректор Concorde Capital и глава биржевого совета "Украинской биржи" Игорь Мазепа назвал текущий состав НКЦБФР "лучшим за всю историю".

"Смена членов комиссии - это даже не персональные изменения, привязанные к личностям. Это смена поколений. Теперь у рынка появился шанс получить новый импульс в своем развитии. Именно надежда на то, что шанс будет использован, и есть мои основные ожидания", - также сказал тогда специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital Сергей Фурса порталу StockWorld.

Закон не соблюден

В предвкушении реальных реформ, власть даже закрыла глаза на явное нарушение закона "О государственном регулировании рынка ценных бумаг", который запрещает руководству НКЦБФР владеть правами в подконтрольных ведомству структурах.

В октябре Тимур Хромаев в интервью признался, что не смог найти покупателя на свою долю в "Арта". Управляет долей менеджмент компании в интересах главы комиссии. Участники же рынка говорят, что не слышали объявлений о продаже и справедливо считают, что Хромаев не мог передать свою долю в управление менеджменту, поскольку все они - физические лица.

Согласно закону о предотвращении коррупции, собственник имеет право передать свою долю в управление только юридическим лицам. В ответ на вопросы к Тимуру Хромаеву пресс-служба комиссии смогла только сослаться на вышедшее ранее интервью "Интерфаксу-Украина".

В свою очередь член НКЦБФР Дмитрий Тарабакин заявил: "Я не являюсь акционером Драгон Капитал". В НКЦБФР отметили, что он и не был акционером "Драгон Капитал". Участники рынка удивлены, поскольку Тарабакин в течение почти 15 лет представлялся совладельцем этой компании.

В отличие от публичного Дмитрия Тарабакина, Тимур Хромаев - темная лошадка даже для участников фондового рынка. До назначения Хромаева главой НКЦБФР рынок почти четыре года ничего не слышал ни о нем, ни о его компании "Арта". Хотя создал он ее вместе с бывшими коллегами еще в 2002 году, после ухода из Минфина.

"Я ушел, потому что исчерпал себя в Минфине, не нашел применения своим возможностям", - говорил Хромаев в интервью "Власть денег".

Зато свои возможности и связи в среде чиновников применил в бизнесе. Иначе как объяснить, что такие гиганты, как НАЭК "Энергоатом", НАК "Нафтогаз Украины", а также "Юго-Западная железная дорога" (Харьков, "Черноморнафтогаз" стали первыми клиентами никому неизвестной фирмы "Арта", которую создал 27-летний Тимур Хромаев.

Как писала "Власть денег", по одной из версий, весомую поддержку в работе с госсектором Хромаеву оказал его отец. По другой - основными его покровителями были Сергей Тигипко, который в то время занимал пост вице-премьера, и бывший шеф, экс-министр финансов Игорь Митюков. И вряд ли такие контракты заключались безвозмездно.

В разгар финансового кризиса выяснилось, что "Арта" вывела на рынок много некачественных эмитентов. И начиная с 2008 г., в ее жизни началась полоса дефолтов.

Первым на долговом рынке Украины случился дефолт по ценным бумагам "Киевмедпрепарата", где "Арта Ценные бумаги" была андеррайтером. Сама компания "Арта Ценные бумаги" в 2008 году также допустила череду дефолтов по операциям РЕПО, не выполнив обязательства перед участниками рынка по выкупу облигаций, в частности, того же "Киевмедпрепарата" и других компаний.

В 2009 г. компания "Нидан+", у которой андеррайтером была "АРТА Ценные бумаги", сначала отказалась платить по своим корпоративным облигациям, а затем - обанкротилась. Крупным инвестором был один из государственных банков, что привело к убыткам и потерям средств государства.

В том же 2009 г. "Арта" оказалась в центре скандала в связи с реструктуризацией долгов НАК "Нафтогаз Украины" через оффшор. В частности, получить мандат "Нафтогаза" пыталась новосозданная кипрская компания Squire Capital Limited, "скрытым партнером" которой являлась "Арта".

В мае 2010 г. сама "Арта Ценные бумаги" отказалась от выполнения своих публичных обязательств по досрочному выкупу облигаций серии "В" "в связи с неплатежеспособностью".

После череды дефолтов и скандалов "Арта" ушла из инвестиционного рынка и практически полностью свернула свою деятельность. А Тимур Хромаев стал заниматься бизнесом, связанным с газом. Поэтому назначение его главой НКЦБФР вызвало удивление в профессиональной среде.

Вскоре "воскресла" и его "Арта". По словам участников рынка негосударственного пенсионного обеспечения, глава комиссии "советует" рекомендовать компанию "Арта" в качестве управляющего пенсионными деньгами.

По делам

Первоочередной задачей, которую для себя определило руководство НКЦБФР, стала борьба с ценными бумагами компаний, вызывающими подозрения. Под ограничения попали ряд эмитентов, чьи акции комиссия вывела из оборота на организованном рынке.

Однако, как оказалось, спонтанные решения НКЦБФР по чистке рынка, были не продуманы с правовой точки зрения. Судебные иски, последовавшие за решениями, выявили их несоответствие нормативной базы самой комиссии.

В ходе разбирательств НКЦБФР апеллировала к тому, что, принимая решения остановить оборот ценных бумаг, регулятор пытался защитить государство и инвесторов в ценные бумаги. Но доказать этот тезис юристы не смогли. Суды выносили решения не в пользу комиссии.

После того, как 15 июля на заседании комитета по финансам и банковской деятельности Верховной Рады глава НБУ Валерия Гонтарева публично пристыдила Тимура Хромаева за бездействие НКЦБФР в очистке рынка от "липовых" брокеров, приоритеты работы ведомства сдвинулись в сторону борьбы со схемными компаниями, которые напрямую подчиняются комиссии.

Первые результаты были продемонстрированы через неделю после выговора. 24 июля комиссия приняла "волевое" решение применить на практике вступивший 28 июня закон, которым юридическим лицам, имеющим в капитале резидентов России, запрещалось заниматься лицензионной деятельностью.

В один день лицензий на осуществление деятельности на фондовом рынке лишились пять российских банков и компаний, хотя двум биржам с российским капиталом были предоставлены преференции. И это был первый сигнал о том, что регулятор лоббирует интересы отдельных компаний.

Видимость деятельности НКЦБФР второй раз была продемонстрирована спустя еще неделю. В начале августа Тимур Хромаев на пресс-конференции отчитался перед журналистами, что за полгода комиссия остановила обращения на фондовых биржах ценных бумаг 80 эмитентов, чья капитализация превышала 460 млрд грн. Журналистам он пообещал, что это только начало чистки.

В начале ноября НКЦБФР отчиталась о достижениях, отсутствие которых стало поводом для порицания Тимура Хромаева главой НБУ в июле. Оказалось, что за десять месяцев лицензий лишились 36 торговцев ценными бумагами, которые не вели деятельности. Еще 70 лицензий лишились компании, осуществляющие иную деятельность на рынке.

"Комиссия и далее будет активно работать над очисткой рынка. Нашими приоритетами были и остаются защита интересов инвесторов, противодействие нарушениям, усовершенствование законодательной и нормативной базы", - подвел итог чистки Тимур Хромаев. Отметим, что борьба с "сомнительными" компаниями велась и ранее. За последние пять лет, согласно данным НКЦБФР, ежегодно с рынка выводилось порядка 120 организаций (см. график).

Пока НКЦБФР определялась с тем, от чего еще нужно чистить рынок, Нацбанк подводил итоги своей работы. Валерия Гонтарева сообщила о завершении первой части реформ в банковском секторе, что вызвало недоумение у Тимура Хромаева.

"А мне казалось, что мы еще не начинали реформировать и строить новую финансовую систему Украины. Пожар может, и потушили, но мусор, руины и обломки старой системы мешают новому развитию!", - написал он на странице в Facebook. После этого были определены причины, по которым реформы на фондовом рынке так и не начались.

Во-первых, это ограниченные полномочия НКЦБФР. Чтобы приступить к реформам, комиссии как оказалось, нужны колоссальные права, хотя она имеет все возможности инициировать необходимые законодательные изменения для начала реформирования. Получить дополнительные полномочия планируется через принятие закона, который был разработан самой НКЦБФР.

В документе, например, комиссия будет фактически приравнена к правоохранительным органам - чиновники смогут проводить расследования на ровне со следователями, с той лишь разницей, что следователи должны действовать в рамках УПК. А для НКЦБФР никаких рамок не будет.

Во власти комиссии могут оказаться абсолютно все юридические лица, которых обяжут раскрывать любую информацию, включая ту, которая составляет банковскую тайну или приравненную к ней. При этом, НКЦБФР не будет нести никакой ответственности за ее передачу посторонним лицам.

Более того, если комиссия посчитает, что в компании есть конфликт, то сможет назначить туда своего управляющего, без каких-либо обоснований.

Вторым условием начала реформ, согласно заявлениям Тимура Хромаева, должно быть увеличение бюджета НКЦБФР. В разы. Сейчас на финансирование ведомства государство выделяет около 47 млн грн в год.

По расчетам чиновников, им нужно не менее 200 млн грн в год. Получать эти деньги планируется не из бюджета, а путем введения фиксированной платы от операций с ценными бумагами.

То есть, каждый раз совершая сделку, инвестор часть средств будет направлять на содержание чиновников. На какие конкретно цели будут направлены эти доходы, не уточняется.

Объем торгов на биржах в январе-октябре упал на 53% - до 244 млрд грн. Львиную долю оборотов формируют банковские учреждения, которые активно работают с государственными облигациями.

Сейчас крупные фондовые биржи не взимают комиссии от операций с ценными бумагами, но в случае одобрения парламентом, будут вынуждены автоматически взымать фиксированную плату с каждой трансакции. Несомненно, расходы, связанные на содержание НКЦБФР за счет комиссии от операций с ценными бумагами, в конечном итоге лягут на вкладчиков банков и государство.

В 2014 году, согласно рейтингу Cbonds наиболее активными торговцами ОВГЗ среди банков были "Ощадбанк" и "Укргазбанк", убытки которых в прошлом году составили 8,6 млрд грн и 2,8 млрд грн, соответственно.

В ожидании достаточных полномочий и финансирования для проведения реформ, чиновники занялись лоббированием интересов структур, связь с которыми они должны были разорвать. НКЦБФР также бросилась "консолидировать" биржевую инфраструктуру. В течение первой недели октября были отобраны лицензии в Украинской межбанковской валютной биржи (УМВБ) и фондовой биржи ПФТС.

Последняя оказалась заложником наличия в капитале россиян. Комиссия закрыла глаза на то, что в капитале конкурирующей "Украинской биржи" также находятся российские резиденты, предоставив Dragon Capital и ее младшему партнеру "Универ капитал" 1,5 месяца на то, чтобы выкупить долю россиян и таким образом убрать риск необходимости отзыва лицензии.

Рынок сразу обвинил НКЦБФР в избирательном правосудии, двойных стандартах и коррупции - Дмитрий Тарабакин, как бывший соучредитель Dragon Capital, принимал активное участие в создании "Украинской биржи".

Председатель исполнительного совета группы УМВБ Александр Гинзбург вскоре назвал НКЦБФР "некомпетентной". Решение комиссии по УМВБ было обжаловано в суде и признано незаконным. Решение по ПФТС было приостановлено Экспертно-апелляционным советом по вопросам лицензирования при Государственной регуляторной службе.

Несмотря на все старания, Dragon Capital не смогла добиться подписания договора с Московской биржей в отведенное время - и 17 ноября "Украинскую биржу" лишили лицензии.

"В принципе, обвинять НКЦБФР в двойных стандартах теперь действительно не получится: комиссия вполне последовательно и аккуратно продолжает ломать рыночную инфраструктуру, в связи с чем возникает вопрос, где больше бенефициаров от государства-агрессора - в УБ/ПФТС или в самой комиссии?" - отметил старший юрист юридической компании Prove Group Ярослав Абрамов.

В последнее время НКЦБФР много говорит о реформах на фондовом рынке, "но отзыв лицензии - это не реформа", считает Александр Гинзбург.

И говорить - не значит делать. А новый состав НКЦБФР, на который возлагались большие надежды, за десять месяц ничего не сделал для развития фондового рынка в стране.

И как заявил Гинзбург в интервью StockWorld, "это все значит только одно: Комиссия некомпетентна. Может быть, ее члены - хорошие люди сами по себе, но они заняты не своим делом".


По материалам: РБК-Украина





Просмотров: 1303
Другие новости