Компании

все компании

Инвестиции в красных тонах

7 июля 2015 года, 21:18
Три крупнейших интернет-компании из КНР наперегонки вливают огромные суммы в американские стартапы. Но Кремниевая долина для них не конечная цель, а всего лишь поле боя за китайский рынок

В июне 2013‑го, за пять дней до завершения раунда финансирования на сумму $12 млн, предпринимателям Тиру Аруначаламу и Бале Кришнану позвонил инвестор. Фонд TransLink Capital обратился к основателям стартапа Peel, разработавшего приложение Peel для управления телевизором с помощью смартфона, с необычным предложением. Он просил взять еще миллион долларов у китайской компании Alibaba, название которой партнерам мало что говорило.

«Послушайте, им уже поздно вступать в игру. Пусть все остается как есть»,  – ответил Аруначалам. Разговор происходил в понедельник, а сделку предпринимателю не терпелось закрыть к пятнице. Но инвестор настаивал. За двое суток Alibaba подняла ставку до $5 млн  – общая сумма финансирования возросла до $18,9 млн. Компания прислала двухстраничный документ, в котором рассказывала о своих амбициях в электронной торговле и индустрии развлечений. В четверг утром гендиректор подразделения Alibaba Capital Partners Хунпин Чжан появился в офисе Peel в Маунтин‑Вью и пригласил партнеров на обед. К вечеру (по пекинскому времени  – уже в пятницу) Alibaba перевела стартапу деньги. Не прошло и года, а Alibaba вложила в Peel еще $50 млн. Это помогло начинающей фирме довести число пользователей своего приложения более чем до 100 млн.


Инвестиции в Peel стали первыми крохотными вливаниями китайского гиганта электронной коммерции в стартапы из США. Сегодня подобное финансирование достигло таких масштабов, что впору говорить о постепенном изменении экосистемы венчурного капитала. Для тройки крупнейших китайских инвесторов Кремниевой долины  – Alibaba и двух ее конкурентов  – поисковика Baidu и компании Tencent, владеющей интернет‑мессенджерами и игровыми порталами, даже придумали аббревиатуру  – BAT. Они вкладывают во всевозможные американские стартапы на всех этапах финансирования. По подсчетам Forbes, с 2012‑го BAT заключила свыше полусотни инвестиционных сделок на общую сумму $2,3 млрд. Только за последние полтора года Alibaba вложила $1 млрд в 10 американских фирм.

На первый взгляд, многие из этих вливаний выглядят странно: большие деньги вбрасываются на последних раундах инвестирования и оценочная стоимость стартапов тут же взлетает. Зачем гиганту электронной коммерции тратить десятки миллионов на начинающие компании вроде Peel? Ведь они не имеют отношения ни к основному бизнесу Alibaba, ни к Китаю? Ответ можно сформулировать одним словом: смартфоны. Каждая из компаний, входящих в BAT, монополизировала какой‑то из сегментов интернет‑рынка, нацеленного на пользователей компьютеров. И все три рискуют оказаться в отстающих на рынке мобильных сервисов. Отсюда и желание захватить побольше «территории». Участникам BAT все равно, в какой стране рождаются инновации для мобильных платформ. И их, похоже, не слишком волнует, сколько за это придется выложить.

«На онлайн‑рынке у каждого есть собственные владения. А в мобильном мире все конкурируют друг с другом»,  – поясняет Джей Юм, соучредитель венчурного фонда TransLink Capital, который свел основателей Peel с Alibaba и совместно с последней инвестировал в два других стартапа  – Quixey и Tango.

За полтора года Alibaba вложила в 10 американских стартапов $1 млрд

Отношения между представителями BAT в известной степени напоминают борьбу между Amazon, Google и Facebook. Она разворачивается сразу на нескольких фронтах, причем каждая китайская компания ведет ее в собственном стиле. Tencent меньше всех рассказывает о своих инвестициях (возможно, сказывается скрытность ее основателя  – миллиардера Ма Хуатэна). Baidu по примеру Google сосредоточилась на инвестициях в НИОКР и прямом финансировании стартапов. Китайский поисковик вложил $300 млн в исследовательскую лабораторию  – крупнейшую в Калифорнии, когда‑либо основанную интернет‑компанией из КНР.

ВПЕРЕД, НА ЗАПАД Карта Кремниевой долины: красным отмечены районы, в которых расположены стартапы с китайскими инвестициями

Работа венчурного подразделения Alibaba схожа с действиями ее крупнейшего внешнего акционера SoftBank. «Тут всегда виден стратегический подход. Но важным показателем считается еще и определенный уровень отдачи от инвестиций»,  – рассказывает Юм. Основатель Alibaba Джек Ма знает, какие суммы SoftBank и Yahoo! заработали на ранних инвестициях в его собственную фирму. Теперь он и сам хочет попытать счастья.

Конкуренция между тремя китайскими игроками, казалось бы, приносит им мало проку. В декабре прошлого года Baidu инвестировала $200 млн в сервис каршеринга Uber, когда его оценивали в $41 млрд. Сделкой руководила финансовый директор Baidu Дженнифер Ли  – правая рука гендиректора Baidu миллиардера Робина Ли. На первый взгляд, поисковику нет смысла вливать деньги в службу такси. Дженнифер не согласна: «Мобильный рынок Китая стремительно растет. Концепция Baidu  – облегчать людям доступ к сервисам. Uber  – один из них».

Но еще Ли хотела отреагировать на действия конкурентов. К моменту, когда Uber перешел в Китае в наступление, Tencent и Alibaba уже финансировали два его клона: Didi Dache и Kuaidi Dache. Теперь китайцы могут вызывать такси Uber через мобильный сервис Baidu Maps. Кроме того, поисковик надеется, что сможет опереться на Uber в борьбе между платежными системами Baidu Wallet, Alibaba Alipay и Tencent WeChat Payment. Чтобы соперник не обошел с фланга, Tencent и Alibaba объединили собственные службы каршеринга и по сути создали монополиста стоимостью $8,75 млрд. Битва разгорается с новой силой.

Гендиректор стартапа по разработке мобильных игр Kabam Кевин Чжоу понял, что на противостоянии гигантов можно заработать. С этой мыслью весной прошлого года он и отправился в Китай. «Выйти на китайский рынок непросто,  – делится Чжоу.  – Он очень отличается от любого другого рынка в мире. Здесь ощущается мощное присутствие крупных китайских игроков». Несколько месяцев 35‑летний американец китайского происхождения обхаживал «большую тройку» и других инвесторов. Итог  – пять предварительных соглашений об инвестировании. К июлю Kabam добилась своего: ее оценка перевалила за $1 млрд. За долю чуть более 10% Alibaba выложила $120 млн. Стартап мгновенно признали в Китае, а его основатель обзавелся полезными связями. «В КНР, если не знаешь того, с кем работаешь, проблем не оберешься»,  – утверждает Чжоу.

Американские фирмы вроде Snapchat возлагают на Китай огромные надежды

Alibaba со своей стороны не поскупилась на финансирование Kabam, чтобы поймать в прицел Tencent  – крупнейшую в мире игровую компанию. В прошлом году только на онлайн‑играх она заработала $7,2 млрд. По условиям инвестиционной сделки Kabam обязалась в течение трех лет продавать через Alibaba 10 игр. «Alibaba, конечно, заботят финансовые результаты. Но суммы, вложенные в Kabam, они особо не считали,  – признается Чжоу.  – Они не напрягаются по пустякам».

В Кремниевой долине всегда косо смотрели на деньги из страны, правительство которой блокирует доступ к Facebook, Gmail и другим онлайн‑сервисам. Сейчас же фирмы вроде Snapchat возлагают на Китай огромные надежды. По слухам, фотомессенджер получил от Alibaba $200 млн: китайская компания хочет использовать эту инвестицию как оружие в борьбе с Tencent и ее сервисом WeChat. Alibaba не остановило даже то, что Snapchat запрещен в Китае и что Tencent тоже инвестировала в американскую компанию в 2013 году. «Здесь все конкурируют между собой на всех участках фронта»,  – поясняет Чжоу.


По материалам: Forbes





Просмотров: 1333
Другие новости