Компании

все компании

Наталья Яресько: первая задача — стабилизировать ситуацию. Инвесторы не пойдут в страну, где не видно конца рецессии

3 марта 2015 года, 11:40
У нового министра финансов Натальи Яресько есть все шансы получить приз обывательских антипатий. Она инициирует увеличение налогов и сокращает зарплаты бюджетников. На другой чаше весов — экономические реформы и предотвращение дефолта страны, кторые министр называет своей главной задачей на этом посту.

Яресько — первая американка, которая, сменив свой паспорт на украинский, вошла в правительство страны. Также она стала первой женщиной и первым представителем международного бизнеса на посту министра финансов. В 90‑х Яресько, которая родилась в штате Иллинойс и имеет украинские корни, возглавляла экономический отдел посольства США в Украине, инвестируя средства американского правительства в развитие малого и среднего бизнеса. Затем она занималась частной инвестиционной деятельностью — перед назначением в правительство управляла вторым по величине зарубежным фондом прямых инвестиций в Украине — компанией Horizon Capital.

49‑летняя Яресько хорошо говорит по‑украински, но все равно переживает, что может допустить ошибку. В разговоре называет себя классическим технократом — отказывается давать долгосрочные прогнозы, а описывая перспективы нового финансового года, суеверно стучит по дереву.

НВ встретилось с Яресько в одном из залов для совещаний Кабинета министров с длинным столом и рядами стульев вдоль него. Усаживаясь на один из них, государственный топ-менеджер делится последними впечатлениями — переговоры с МВФ, которые длились больше месяца и завершились накануне, были непростыми.

 

Насколько люди обеднеют в этом году и когда они смогут вернуться к качеству жизни, который у них был до войны?

— Все будет зависеть от темпов экономического роста. Но учитывая глубину кризиса, думаю, даже после выхода из рецессии экономика будет расти всего на 2–3 % в год.

Мы обещаем сделать все что сможем, чтобы стабилизировать ситуацию

Малый и средний бизнес в тяжелой ситуации — в стране уже девять кварталов рецессии, и я не могу обещать, что в следующем она прекратится. Страдают и бюджетники, так что нам приходится балансировать между обеспечением социальных выплат и увеличением дефицита госбюджета. Кроме того, война и коррумпированность предыдущего режима наложили на нас очень большие финансовые обязательства.

Мы обещаем сделать все что сможем, чтобы стабилизировать ситуацию. Кредит МВФ позволит увеличить резервы НБУ и снизить учетную ставку, что в свою очередь даст возможность банкам кредитовать бизнес. Как следствие, произойдет рост внутренних инвестиций.

— Тогда почему бюджет 2015 года составлен не с сокращением, а с увеличением дефицита?

— Основная причина — увеличение расходов на национальную безопасность и оборону. Сейчас это более 5% ВВП. Кроме того, мы вынуждены оплачивать обязательства по долгам, оставленным нам правительством Виктора Януковича. Во времена его правления госдолг увеличился на $40 млрд. После получения транша от МВФ мы проведем переговоры с кредиторами и надеемся уменьшить сумму выплат.

Но учитывая эти факторы и рецессию, не думаю, что мы сможем сбалансировать бюджет в ближайшие два года. Мы находимся в рецессии и собирать больше налогов, уменьшая экономику, уже не можем. Как не можем платить меньше пенсий и зарплат в бюджетном секторе.

Доходная часть может увеличиться только от роста экономики и ее детенизации. Мы планируем увеличить дефицит бюджета, но всего на 12,6 млрд грн — эти средства нужны для компенсации роста цен на коммунальные услуги для населения. На самом деле мы не создаем новый дефицит, а перераспределяем средства — они взяты из статьи финансирования Нафтогаза Украины и будут переданы напрямую населению. Госбюджет и бюджет Нафтогаза считаются отдельно, но если вы сложите их вместе, то увидите, что их общий дефицит мы предлагаем сократить.

 

Насколько этот год будет сложнее прошлого?

— Я бы сказала, что он будет сложнее переживаться. По макропоказателям он должен быть даже легче, но статистика решает не все. Люди просто устали бояться, устали от недоверия и войны — это психологический фактор, который действует на всех.

Я объясню на примере. В 2009 году падение ВВП составило примерно 15 % — это худший показатель в истории Украины. Сейчас цифры намного лучше, но разве хоть один человек скажет, что ему живется легче, чем шесть лет назад? Конечно же, нет.

— Как сильно при этом вырастут коммунальные тарифы?

— Решение о повышении тарифов принимает Нацкомиссия по регулированию электроэнергетики и коммунальных услуг. Но каким бы ни было это повышение, население почувствует его только в конце отопительного сезона — в апреле. У людей будет возможность подготовиться к следующей зиме, сократив энергопотребление за счет установки счетчиков и утепления квартир. Мы ведем переговоры с западными партнерами об открытии специальных кредитных программ для этого.

— Как вы будете бороться с ростом курса доллара? В частности, есть ли способ вернуть доверие бизнеса и населения к банковской системе и правительству?

— Чтобы стабилизировать ситуацию, для начала нам нужно получить кредит МВФ и восстановить резервы Нацбанка. Затем — успокоить население. Недоверие к власти вызвано тем, что люди боятся войны и неопределенности, доверяют слухам. Жизнеспособные банки получат поддержку государства. Мы возьмем на себя временную финансовую поддержку Фонда гарантирования вкладов физлиц на возвратной основе, проведем докапитализацию госбанков, а НБУ поддержит финансовые учреждения, которые работают прозрачно.

— Вас критикуют также за увеличение импортного сбора. То есть вы говорите о восстановлении экономики, но при этом усложняете жизнь импортерам?

— Это временная мера — нужно стабилизировать платежный баланс, который напрямую влияет на девальвацию гривны. Нам приходится выбирать из двух зол меньшее — пошлины поднимают цены конкретного товара, а дефицит платежного баланса влияет системно на все — в том числе на бюджетные зарплаты и покупательную способность населения. Дольше, чем до конца года, эта мера действовать не будет, а если ситуацию удастся исправить раньше — мы отменим сбор гораздо быстрее.

 

Вы начали налоговую реформу. Но бизнес ее критикует — условия перехода на единый социальный взнос для многих оказались невыполнимыми, а тех, кто и раньше платил белые зарплаты, она попросту не коснулась.

—  За месяц сложно судить об эффективности реформ. Давайте подождем три-шесть месяцев. Государство вынуждено балансировать между желанием вывести на свет тех, кто платит зарплаты в конвертах, и необходимостью закрыть дефицит по пенсиям. К сожалению сейчас мы не можем снизить ставки сразу для всех предпринимателей, иначе получим страшный дефицит бюджета Пенсионного фонда. Поэтому закон предлагает процесс в два этапа. Первый — это предложение “пряника” для тех, кто выходит из тени. Если норма сработает, то со следующего года мы введем общий для всех ЕСВ в 24 %, если нет — будем думать о других “пряниках” и “кнутах”.

— Каков ваш план реформ в целом? На какую из стран мы будем похожи в итоге?

— Я бы хотела, чтобы мы были похожи на Польшу,— это лучший пример в Восточной Европе. Страна очень быстро перешла от плановой экономики к рыночной и вышла на достойный экономический уровень. Я сравниваю со странами Европы, потому что их постсоциалистический опыт важен для нас. Но можно также использовать модель Малайзии, на которую равнялся Павел Шеремета [предыдущий глава Минэкономики].

Это тот случай, когда страна нашла свою уникальную нишу и за счет этого стала конкурентоспособной. Так что я бы сказала, что по модели мы будем похожи на Польшу, но воспользуемся также инновационным опытом Азии.

— Как вы позиционируете страну в переговорах с инвесторами? В чем, на ваш взгляд, конкурентное преимущество Украины в регионе?

— Я говорю им о том, что в Украине 93 % территории не охвачено войной и мы открыты к инвестициям. Наши конкурентные преимущества — это человеческие, природные ресурсы и удачное географическое расположение, ведь мы находимся на пересечении торговых путей двух частей света.
Здесь важную роль сыграет договор о международной торговле с ЕС — он дает нам возможность свободного выхода на рынки Европы. Важно найти свою нишу — диверсифицировать традиционные рынки сбыта, переходить от крупных импортеров к средним и мелким.

Но первая задача — стабилизировать ситуацию. Инвесторы не пойдут в страну, где не видно конца рецессии. Поэтому мы привлекаем международные финансовые структуры, которые вкладывают в инвестиционные нужды — инфраструктурные, энергетические, аграрные.

Я бы хотела, чтобы мы были похожи на Польшу

Кроме того, когда война закончится, нам нужно будет отстраивать разрушенные предприятия и инфраструктуру. Цена войны — огромная, только по Донецкой области она превысила миллиард гривен. А это значит, что нам придется снова обращаться за помощью к международным партнерам. В апреле мы планируем созвать конференцию инвесторов для предоставления помощи Украине.

 

Вас консультируют зарубежные финансисты. Что они советуют в нынешней ситуации?

— У нас есть большая психологическая поддержка от экспертов со всего мира. Например, на официальном уровне мне помогает бывший министр финансов Словакии Иван Миклош, который провел одну из лучших налоговых реформ в Европе.

Сейчас важно показать, что мы не только говорим о реформах, но и делаем их

Мы пригласили в качестве советников двух сотрудников минфина Германии — они помогают лучше понять стандарты работы европейского министерства финансов.

Из частых советов — улучшение коммуникации с западными странами. Сейчас важно показать, что мы не только говорим о реформах, но и делаем их, особенно в сфере борьбы с коррупцией. Например, в прошлом году мы убрали всех посредников по импорту газа, из‑за них мы терпели огромные убытки в бюджете государства. Второй конкретный шаг — электронная система возмещения НДС, которая убирает налоговые ямы и позволяет работать более прозрачно.

— Как человек с двадцатилетним опытом инвестиций — куда бы вы сами рекомендовали вкладывать деньги в Украине сейчас?

— Во-первых, в аграрный сектор — даже несмотря на кризис и войну, в 2014 году он вырос. Во-вторых, в развитие инфраструктуры и энергетический сектор. Если раньше мы были полностью зависимы от России, сегодня все меняется. А вложения в железные дороги и морские порты увеличивают наш потенциал транзитного коридора. Кроме того, перспективно вкладывать в IT-отрасль — наши человеческие ресурсы в этой сфере одни из лучших в мире.


По материалам: Новое время





Просмотров: 1285
Другие новости