Компании

все компании

Альгирдас Шемета: Инвестор не придет туда, где невозможно работать из-за коррупции

16 декабря 2014 года, 15:33

Идея создания института бизнес-омбудсмена возникла у Европейского банка реконструкции и развития около двух лет назад, еще во времена президентства Виктора Януковича. Тогда это казалось единственным механизмом, который позволит хоть частично улучшить бизнес-климат в Украине.

Смена власти в стране не повлияла на планы ЕБРР. После долгих консультаций банк представил правительству кандидатуру на этот пост. Им стал литовец Альгирдас Шемета, до недавнего времени занимавший должность еврокомиссара по налогообложению, таможенному союзу, аудиту и борьбе с мошенничеством.

Стоит отметь, что первый в истории Украины бизнес-омбудсмен имеет очень мало полномочий. Именно это вызывает скептические оценки бизнеса. Однако за ним стоит ЕБРР – крупнейший инвестор в украинскую экономику.

Сам Альгирдас Шемета уверен в искреннем стремлении украинских властей бороться с коррупцией, однако уточняет – он не намерен молчать в случае, если его рекомендации не будут выполняться. Об этом он рассказал "Европейской правде" в своем первом интервью после назначения на новую должность. 

- Как вы получили приглашение на эту должность?

- В начале ноября ко мне обратились представители ЕБРР и предложили выдвинуть свою кандидатуру на этот пост. Подумав немного, я дал согласие. Еще работая в Европейской комиссии, я считал, что важно принять личное участие в украинских реформах и способствовать успеху Украины. Поэтому когда появилась возможность принести практическую пользу, я, немного подумав, согласился.

После этого процесс назначения выглядел следующим образом. Я участвовал в слушаниях исполнительного комитета – в него входили представители ЕБРР, Организации экономического развития и торговли, украинских бизнес-ассоциаций и правительства. После того, как мою кандидатуру утвердил исполнительный комитет, ее вынесли на рассмотрение украинского правительства. Так я стал первым бизнес-омбудсменом Украины.

- Работая с Еврокомиссией, вы не могли не знать о сложностях бизнес-климата в Украине. Не боитесь, что не справитесь с такой задачей?

- Конечно, мне известно, что ситуация очень сложна. Бизнес терпит убытки от коррупции, неравноправного отношения государства и многих других негативных явлений. Когда я представлял себя, то сразу честно заявил – я не мессия и не смогу победить коррупцию в Украине за три месяца. Однако, что важно – мой опыт позволяет построить в Украине эффективно работающую организацию, функционирующую по международным принципам.

Меня воодушевило, что настроения и бизнеса, и правительства были очень позитивными. У них есть желание бороться с таким явлением, как коррупция. Наличие такой поддержки само по себе является большой частью общего успеха. Со своей стороны я буду делать все возможное, чтобы те жалобы бизнеса, которые будут приходить ко мне, рассматривались объективно.

Кроме того – ведь решения бизнес-омбудсмена носят рекомендательный характер, – очень важно, чтобы эти рекомендации принимались украинскими ведомствами и шли в практику.

Хочу отметить, что слабое место в Украине – это именно внедрение принятых решений. Я сталкивался с подобными сложностями на предыдущих местах работы и могу сказать, что достиг определенного успеха в их решении. Конечно, это вовсе не означает, что я теперь застрахован от ошибок. Но проблему коррупции в Украине необходимо решать, а для этого нужно действовать.

- Вы получили политические гарантии от правительства, что ваши рекомендации будут выполняться?

- Это предусматривает постановление правительства о создании института бизнес-омбудсмена…

- Согласно этому постановлению ваши заключения носят рекомендационный характер!

- Согласно этому постановлению, украинские органы власти должны будут отчитываться, что они сделали по внедрению этих рекомендаций. Если они будут находить причины, чтобы игнорировать их – у меня в запасе есть очень сильное оружие. Это оружие - гласность.

В такой ситуации мой следующий шаг – критика институтов, которые игнорируют рекомендации бизнес-омбудсмена, создавая тем самым давление на них. Исходя из настроений в правительстве - а у меня сложилось впечатление, что там настроены активно бороться с коррупцией, - работа института бизнес-омбудсмена должна быть эффективной.

Именно поэтому я рассчитываю, что мои рекомендации будут реализованы, услышаны и претворены в жизнь украинским правительством.

- Вы можете сказать, какой ожидаете результат, к примеру, за первый год своей работы в новой должности?

- Самое главное, чтобы институт, который я буду возглавлять, выработал очень четкие нормы: за сколько дней мы должны рассмотреть жалобу бизнеса, сколько дней дается госучреждениям для реагирования на наши рекомендации. Главное – направить нашу работу в верное русло, и тогда наши усилия приведут к постепенному улучшению ситуации.

Впрочем, очень много будет зависеть от сути жалоб, которые бизнес будет подавать бизнес-омбудсмену. Ведь это их задача – выявлять негативные явления, которые мешают развиваться бизнесу.

- Считается, что основная проблема для работы бизнеса в Украине – коррумпированная судебная сфера. Вы даете рекомендации лишь исполнительной власти, тогда как многие жалобы бизнеса будут на несправедливые решения судов. Что вы будете делать в такой ситуации?

- Одна из функций омбудсмена – предоставление комплексных рекомендаций. Мы не только будем заниматься разбором жалоб, но и анализировать их, предлагая системные решения. Конечно, омбудсмен не имеет полномочий добиваться увольнения судей, но мы обязаны показывать, где находится проблема, предлагая правительству шаги по ее решению. Как я уже сказал вам, наше оружие - публичная критика системы в тех ситуациях, когда проблема не решается.

При этом я хочу отметить, что реформы в судебной системе – это отдельная сфера и в ней будет вестись отдельная работа.

Не нужно тешить себя иллюзиями, что омбудсмен самостоятельно сможет решить все проблемы.

По ряду направлений Украина будет получать помощь от Еврокомиссии, США и других доноров. Я встречался с консультантами, которые будут курировать создание Антикоррупционного бюро в Украине. Очевидно, они станут моими главными напарниками в нашей общей работе.

- Когда вы приступите к работе и каким будет ваш штат?

- Хотя я уже являюсь назначенным бизнес-омбудсменом, я еще должен создать соответствующую структуру. Это не только штат - необходимо создать правила, по которым этот институт будет работать. Я намерен сразу после праздников приехать в Украину и быть здесь на постоянной основе. Я намерен сделать все возможное, чтобы институт бизнес-омбудсмена начал работу как можно скорее.

- Грубо говоря – когда бизнес может начать слать вам свои жалобы и когда он может рассчитывать на ответ?

- Это будет сразу после того, как мы утвердим регламент работы омбудсмена. Параллельно мы работаем над проектом профильного закона, который усилил бы наши полномочия. Однако я уверен, что мы начнем принимать жалобы уже в I квартале 2015 года.

- Еще раз – каким будет ваш штат?

- Все зависит от бюджета проекта. Хочу подчеркнуть, что эти деньгу будут взяты не из госбюджета Украины. Их предоставляют страны-акционеры ЕБРР. По нынешнему бюджету у нас будут работать 12 человек. Это небольшая организация, а значит, крайне важно, чтобы каждый наш сотрудник был высококвалифицированным специалистом.

- Это будут украинские специалисты или иностранцы?

- В основном украинцы. Без их знания реальной ситуации в Украине невозможно рассчитывать на успех. Возможно, пару человек в штате будут иностранцы, но все равно большинство будут украинцами.

- Вы принимаете украинское гражданство, как другие экспаты?

- Нет, такого требования к моей должности нет – ее может занять иностранный гражданин.

- А вы уже можете назвать имя своего заместителя?

- По состоянию на сегодня – нет. Но мы уже начали поиск специалистов. Впрочем, процедура такова, что сначала мы должны подготовить все документы и зарегистрировать организацию и лишь потом нанимать сотрудников.

- Какой статус будет у организации?

- Это будет NGO. То есть мы будем иметь статус неприбыльной негосударственной организации. За свою работу бизнес-омбудсмен будет отчитываться перед исполнительным советом, куда входят представители ЕБРР, ОЭСР, Американской торговой палаты, Европейской бизнес ассоциации, Торгово-промышленной палаты Украины, Украинского союза промышленников и предпринимателей, Федерации работодателей Украины, а также украинского правительства.

- Есть ли у вас уже первые рекомендации для украинского правительства?

- Для начала я должен провести более глубокие консультации с украинским бизнесом.

Я намерен отстаивать интересы бизнеса, а поэтому мне необходимо четко понимать какие проблемы стоят перед ним и какова приоритетность их решения.

Конечно, все эти проблемы довольно ясны, но я бы не хотел делать заявления раньше срока.

Это лишь кажется, что со стороны виднее. Поэтому, прежде всего, нужно услышать, чего хочет украинский бизнес.

- Исходя из вашего опыта еврокомиссара, ответственного за борьбу с коррупцией, насколько реально в обозримой перспективе добиться успеха в этой сфере в Украине?

- Полагаю, что вполне реально. Необходима лишь политическая воля бороться с коррупцией и проводить реформы. Сейчас в Украине обсуждается целый ряд реформ в самых разных сферах. Успешная реализация реформ по этим ключевым направлениям позволит рассчитывать на общий успех.

- Вы уверены, что она есть?

- В настоящее время у меня нет никаких оснований сомневаться в этом. Как будет потом – посмотрим по мере реализации наших рекомендаций. Первый пакет таких рекомендаций и станет лакмусовой бумагой в оценке целей украинского правительства. И еще один момент – я вижу, что люди в Украине ждут изменений и оказывают давление на власть.

- Вас не беспокоит, что реализация реформ началась лишь сейчас спустя полгода после смены власти в стране?

- Конечно, хотелось бы, чтобы реформы начались гораздо быстрее. Однако сейчас сложилась ситуация, когда политические лидеры должны демонстрировать реальные шаги. Они понимают, что выданный им кредит доверия не может быть бесконечным. Именно поэтому сейчас настал момент не только для принятия законов, но и для их претворения в жизнь. Насколько власти это понимают – посмотрим, как будет проходить работа по созданию Антикоррупционного бюро.

- По каким факторам вы будете оценивать результаты своей работы? Может ли быть таким фактором рост Украины в рейтинге Doing Business?

- Следствием такой работы должен стать прогресс Украины в различных рейтингах, в том числе и в Doing Business или Transparency International. При этом – такой рост станет результатом работы всего правительства, а не отдельных чиновников.

Однако, что я хочу отметить – рейтинги важны, инвесторы смотрят на них, когда принимают решение об инвестировании.

Моей задачей является обеспечение прогресса в тех сферах, которые наиболее принципиальны для бизнеса.

Даже если они не влияют на позицию Украины в различных рейтингах. Каковы бы ни были эти рейтинги, бизнес не придет в страну, где невозможно работать из-за коррупции.

- За какой срок вы готовы дать для себя оценку – выполняются ваши рекомендации или нет? И если не увидите их выполнения, когда вы готовы принять решение об уходе с должности?

- В наших процедурах мы пропишем сроки выполнения наших рекомендаций. Вполне вероятно, мы столкнемся с отсутствием своевременной реакции отдельных ведомств. Тогда наш следующий шаг – публичная критика этих ведомств. Посмотрим, как это будет действовать…

Однако я не ставлю себе задачи уйти в отставку, если, к примеру, пять моих рекомендаций не будут внедрены. Необходимо бороться и искать все пути для того, чтобы добиться приемлемого результата


По материалам: Европейская правда





Просмотров: 1072
Другие новости