Компании

все компании

Артемий Ершов: "Объем IPO украинских компаний в 2012 г. может составить 4 млрд долл."

13 января 2012 года, 11:59
Артемий Ершов: "Объем IPO украинских компаний в 2012 г. может составить 4 млрд долл."


Для финансового рынка и, в частности, для инвесткомпаний 2011 г. был далеко не самым приятным, но те, кто успел поработать в "окно", закрывшееся летом, чувствуют себя гораздо более уверенно. Об этом и о главных событиях уходящего года рассказал в интервью РБК-Украина директор инвестиционной компании "Тройка Диалог Украина" Артемий Ершов. Он также поделился планами компании на 2012 г. и своим видением развития ситуации в целом по Украине.


РБК-Украина: Одним из значительных событий этого года было слияние российских ММВБ и РТС. Чего Вы ожидаете от подконтрольных им "Украинской биржи" и ПФТС? Последняя уже объявила, что прекращает развивать рынок акций. Можно ли ожидать продолжения дифференциации по секторам, или все-таки есть возможность слияния?
Артемий Ершов: У меня не может быть официальной позиции по поводу того, что будет происходить, поскольку мы не акционеры ни ММВБ, ни РТС. У нас был существенный пакет РТС, но мы вместе с другими акционерами его продали ММВБ.
Если говорить о логике процесса, то надо понимать, что в "Украинской бирже" у РТС меньше 50%, в то время как в ПФТС у ММВБ 50%+1. То есть на сегодняшний день ММВБ-РТС не может принять решения о каких-либо действиях с УБ без украинских партнеров. И изначально успех биржи был обусловлен тем, что РТС отдал контроль в компании местным торговцам - не одному, а целой группе, и все решения руководствовались логикой, как капитализировать свое вложение. Таким образом, объединение возможно в случае, если в конечном итоге структура акционеров в обеих компаниях станет идентичной. Тогда у них будут полностью общие интересы.
Абсолютно логично решение ПФТС не развивать рынок акций - зачем его развивать, если он был потерян. Там ничего не происходит, все сидят на УБ, и всем достаточно комфортно. Я в целом не уверен в правильности шага ММВБ по покупке 50% пакета ПФТС в той ситуации в 2009 г. Они купили бренд, в котором, по сути, уже не было того наполнения.
РБК-Украина: А с точки зрения участника рынка - какие действия ожидаются от объединенной биржи?
Артемий Ершов: Для рынка важна минимальная эксплуатационная стоимость и максимальная унификация программного обеспечения. Нам важно не поддерживать два софта, где можно поддерживать один. Вроде бы мелочь, но вам нужно открывать отдельные экраны, тратить деньги на поддержку того или иного ПО. Это больше технические вещи, но для трейдеров будет комфортна общая технологическая платформа на обеих биржах.
У ММВБ достаточно большой опыт торговли валютой. Возможны новые направления - например, открытие валютной площадки. Тем более что есть пожелание МВФ, чтобы существовала некая система, позволяющая определять стоимость валют. Биржа - одна из наиболее эффективных систем, которая это делает.
Кроме того, в мире многие начинают заниматься commodity trading.
РБК-Украина: ПФТС заявила, в том числе, и о намерении развивать рынок товарных фьючерсов.
Артемий Ершов: Перспективный рынок. Для его развития нужно определиться с несколькими важными моментами. В частности, поставочный будет фьючерс или беспоставочный. То есть вы используете этот инструмент, например, как некий элемент хеджирования сезонных цен, или вы в конце хотите получить товар, а сейчас просто фиксируете цену. И вопрос - где торгуется базовый актив. Если вы хотите некие поставочные контракты, то и базовый актив должен торговаться здесь, а для этого нужно запустить рынок спота. И когда уже будет спот, то следующим этапом может пойти фьючерс.
Я сейчас говорю не только, как директор "Тройки", но и как член наблюдательного совета УБ. Мы смотрели на возможность запуска золотого фьючерса. Но этот золотой фьючерс расчетный, беспоставочный. В регламенте мы привязались к цене на London Metal Exchange (LME) на дату экспирации, которая пересчитывается по курсу Нацбанка. По сути, вы получаете компенсацию - ни на одном из этапов у вас не возникает ни валюты, ни золота. Таким образом, фьючерсы как элемент хеджирования просто позволяют не потерять гривну при девальвации. Но в то же время, это не создает дополнительной нагрузки на курс, так как не происходит покупки валюты.
РБК-Украина: НБУ всеми способами доказывает, что гривне ничего не угрожает, однако форвард на гривну торгуется значительно выше официального курса.
Артемий Ершов: NDF (беспоставочный форвард) - это специфический инструмент, и сказать, что он объективен, очень трудно. Никто из украинских банков, из среднего бизнеса, не имеет доступа к этому инструменту. Да, банки с иностранным капиталом через материнские компании могут там торговать. И они это делали, что, кстати, было одной из составляющих увеличения давления на курс в этом году. Так, если посмотреть некую динамику остатков на корсчетах гривневых и сравнить с остатками на корсчетах валютных, можно увидеть некий переток. Вполне вероятно, что некоторые банки с иностранным капиталом потом эту валюту используют для торговли NDF. Но это предположение.
Рынок NDF достаточно узкий и недостаточно ликвидный. Соответственно, некие ожидания в состоянии двигать стоимость. С одной стороны, понятно, что все смотрят на торговый баланс, видят, что сальдо торгового баланса негативное, анализируют, какими темпами оно растет, сопоставляют с резервами. С другой стороны есть несколько компенсаторов, которые могут его закрывать: приток валюты на фондовый рынок, приватизация, прямые инвестиции. Есть еще четвертый путь - кредиты государства, но это дорога в черную дыру. На цены в рамках до года влияло отсутствие бюджета, неопределенность в переговорах по российскому газу, траншу МВФ.
Это некий индикатор настроения спекулятивного рынка по отношению к гривне. И парадоксально, что Центробанк на это не имеет никакого влияния. Запуск валютного фьючерса в Украине стал бы альтернативой NDF. Нацбанк смог бы на него влиять своими интервенциями, ведь в этом нет ничего плохого, если это вписывается в политику поддержания стабильности денежной единицы и не приводит к проеданию золотовалютных резервов. Интервенция - это абсолютно нормальный цивилизованный метод, который присутствует во всем мире.
РБК-Украина: На чем делались деньги в этом году?
Артемий Ершов: Если возьмем узко фондовый рынок, то было окно в первой половине года, когда рынок рос. Торговля шла более активно, долговые бумаги размещались. Все это дошло до середины года, потом начало падать. Объемы падают не так существенно, где-то даже растут, но маржинальность трейдингового бизнеса падает, и, соответственно, доходы.
В инвестиционно-банковской деятельности - если в первом полугодии кто-то успел провести IPO, то летом окно закрылось, и в основном остались уже сделки M&A и кредитование, но не публичное, а, скорее, синдицированные кредиты.
РБК-Украина: Что может быть на рынке IPO в 2012 г.?
Артемий Ершов: Размещение украинских активов, конечно, возможно. Мы видим несколько достаточно крупных компаний с высокой степенью готовности. Некоторые даже имели планы выходить на размещение в этом году, но отложили их из-за закрытия окна. Количество компаний, готовых к IPO, растет. Многие собственники начинают понимать, что им нужно искать дополнительный капитал для развития бизнеса. Средние компании, скорее всего, будут выходить в Варшаву, крупные - в Лондон. Возможен двойной листинг - одновременно, и в Варшаве, и в Лондоне.
РБК-Украина: Новых площадок не ожидается? Появлялись слухи о выходе на рынки Азии.
Артемий Ершов: Об этом говорят, но я не думаю, что 2012-й будет тем годом, когда это начнется для украинских предприятий.
РБК-Украина: А что ожидается по объемам?
Артемий Ершов: Навскидку, мы оцениваем объем IPO в 2012 г. в 4 млрд долл., учитывая планы выхода нескольких крупных компаний. В 2011 г. было меньше, т.к. выходили небольшие компании, в основном объемы размещения были 40-80 млн долл.
Были разговоры по тому же "Метинвесту"... Практически все крупные частные компании, скорее всего, будут заинтересованы в подобных вещах. Даже те, кто уже где-то торгуется, может быть заинтересован в проведении SPO, потому что ресурс достаточно дорогой. А в этом году уже пошла приватизация, купили две энергокомпании, в следующем году будет продолжение... надо ж откуда-то брать деньги.
В условиях закрытых рынков привлечения долгового финансирования, если откроются международные рынки акций, многие пойдут что-то продавать.
РБК-Украина: Есть возможность проведения именно украинского IPO?
Артемий Ершов: Технически никакой проблемы нет, у нас есть соответствующее законодательство. Это абсолютно прагматичный вопрос для собственника - где размещаться. Нельзя говорить "ну как же ты не любишь свою родину, почему ты не размещаешься в Украине". По одной простой причине - там можно привлечь 200 млн, а здесь - нет. Внутренний рынок не дает такой емкости.
Опять же, почему у нас народ идет на те площадки - потому что существуют такие вещи, как страновой рейтинг. Ни одна компания, находящаяся внутри страны, не может получить рейтинг выше. Есть только одно исключение - "Укрэксимбанк", который получал по своим бумагам рейтинг выше суверенного.
При IPO размещаются акции холдинговой компании, которая находится в другой юрисдикции, там другой страновой рейтинг, и ее бумага получает инвестиционный рейтинг. На сегодняшний день, страновой рейтинг Украины - не инвестиционный. Соответственно, очень многие фонды лишены технической возможности покупать украинские бумаги просто по требованиям своей политики. Казалось бы, "Полтавский ГОК" и Ferrexpo - одно и то же, а сравните цену.
РБК-Украина: Получается, единственной возможностью разместить компании в Украине остается двойной листинг. Возможно ли, что он уже будет реализован?
Артемий Ершов: На днях был принят закон, который внес поправки в декрет о валютном регулировании 1993 г. Раньше у нас расчеты по торговым операциям с нерезидентами проводить в гривне можно было только в рамках СНГ и стран Балтии. Теперь можно рассчитываться со всеми нерезидентами, и нерезидентам, соответственно, тоже можно будет рассчитываться в гривне без получения индивидуальной лицензии. Этот момент был одним из камней преткновения в запуске двойного листинга. С позиции НКЦБФР уже было разработано соответствующее положение, а НБУ отмечал, что у них нет проблем, пока этой бумагой в гривне торгуют между собой резиденты. При этом если нерезидент на любом из этапов покупает ее или продает за гривну, то нужна индивидуальная лицензия. А с учетом, что у нас половину рынка составляют нерезиденты, если вы их уберете, то ликвидность бумаги будет достаточно сомнительной.
Но мы не теряем надежды. Продолжаем переговоры с Национальным банком, с комиссией. "Мы" - это участники рынка, входящие в созданную комиссией стратегическую группу. Дьявол всегда в деталях. Казалось бы, что там стоит сделать двойной листинг, но возникает масса вещей, которые никого не беспокоят, пока у всех все хорошо. Но если кто-то на этой бумаге потеряет деньги - обязательно придет и скажет: "Я потерял деньги, потому что...". И дальше возникают вопросы - кто, например, должен раскрывать информацию. Понятно, когда эмитент в Украине, есть соответствующий закон, в котором прописано, как он должен предоставлять информацию, и ответственность за непредоставление и т.д. В данном случае, эмитент - нерезидент Украины, он подчиняется законам швейцарским, английским. Перечень документов, которые требуются и попадают в раскрытие информации по украинскому законодательству и, например, по английскому - различен. Теоретически, можно принять решение, что нам достаточен перечень, который подается туда. Тогда возникает вопрос - а на ком лежит перевод и своевременная подача? Скажем, вышла новость в Bloomberg - например, компания сделала презентацию в Лондоне о результатах квартала и планах на следующий год. Эти цифры влияют на настроение и, таким образом, на цену. Но это все было на английском. А многие наши участники рынка не владеют языком. Возникает вопрос - как они должны получить информацию. Там эта информация есть, а здесь на родном языке ее нет. И у того, кто это видит и там, и там, возникает возможность делать арбитраж просто между выходами новостей.
Одна ситуация, когда рынок растет, и все более-менее зарабатывают на этом. А если он падает - тот, кто знает новость, продаст тому, кто не знает. И возникает вопрос - кто за это отвечает.
Это действительно вещи, которые сначала в голову не приходят. Но они есть, и имеют под собой определенную почву.
РБК-Украина: Что вы скажете о секторе M&A в 2011 г.? Что было самое значимое, и чего можно ожидать в 2012 г.?
Артемий Ершов: В 2011 г. мы были достаточно активны. "Тройка", по нашим оценкам, по объемам транзакций в Украине была первой. Наши сделки - более 700 млн долл. Самые крупные среди них - "Райз", "Дакор", продажа VAB Bank.
В M&A в этом году наиболее активным был агросектор. Я думаю, в этой отрасли сейчас заключается самая большая возможность для M&A деятельности, есть потенциал для укрупнения. Могут быть укрупнения и в ритейле - торговые сети, сети заправок.
РБК-Украина: А в банковском секторе?
Артемий Ершов: Понятно, что есть вероятность продажи некоторыми присутствующими в Украине банками своих украинских подразделений. Покупать могут как украинские инвесторы, так и, скорее всего, россияне.
Все банки декларируют позицию, что будут расти органично, путем наращивания капитала и развития собственных сетей. Потому может оказаться, что выгоднее купить банк с уже существующей сеткой, если он будет достаточно легко интегрирован в вашу систему и это даст вам долю рынка.
РБК-Украина: Как вы оцениваете недавнюю инициативу правительства - валютные ОВГЗ?
Артемий Ершов: Как некое краткосрочное средство - да, это нормально. Нормально ли это как тренд - наверное, нет. На сегодняшний день это просто некий компромисс между ожиданиями по ставке Минфина и банков. Минфин не хочет поднимать ставку - он давил, давил, и додавил до определенного момента, когда это потеряло актуальность для участников рынка. Если вы покупаете ОВГЗ под 10%, а Нацбанк вам дает рефинансирование под 18%-19%, то, наверное, вам не очень интересно. С другой стороны, у банков скопилось достаточное количество валюты, и Минфин, по сути, занял у банков эту валюту.
Валютные кредиты вообще очень сложно давать, потому что вы должны показать, что у клиента есть выручка. Если валютной выручки нет - банки не в состоянии поддерживать баланс между активами и пассивами в валюте. Валюта накапливается, и возникает вопрос, как ее размещать. Размещать на корсчетах в банках-корреспондентах несколько невыгодно, поскольку ставка привлечения внутри страны выше. Кредиты выдавать вы не можете, а если и можете, то крупные компании стараются брать кредиты вне Украины, потому что там лучше ставка. То есть это инструмент, который, с одной стороны, позволяет мобилизовать свободную валюту в банках, с другой стороны - государству привлечь средства. При этом объем вырученных средств от продажи валютных ОВГЗ на аукционах был невелик - около 330 млн долл, а презентация этого инструмента прошла уже после проведения четырех аукционов. Вот ответ, в общем-то, на Ваш вопрос. Это новый инструмент, о нем много кто слышал, но очень немногие знают механизм работы с ним, его соответствующим образом никому не презентовали.
Ситуация с этими облигациями такая же, как была с индексированными - их анонсировали, но потом взяли и дали доходность на 0,5% ниже, чем торгуются наши евробонды на рынке. И зачем людям нырять здесь, если там понятная цена, там они покупают евробонд, четко номинированный в долларе, выпущенный по английскому праву, которые стоит в Евроклире, и никаких проблем.
РБК-Украина: А такие инициативы НБУ, как введение в золотовалютные резервы рубля, юаня?
Артемий Ершов: У нас по закону в ЗВР могут находиться все валюты І классификатора. Если принимать решение о включении этих валют в классификатор... а почему нет? Посмотрим на экономику Китая - все с ним работают. В России - свободно конвертируемая валюта, достаточно большая страна, с которой у нас крупный товарооборот. Тем более, если мы уйдем по газовым контрактам в рубль.
РБК-Украина: По-вашему, есть смысл в таких расчетах?
Артемий Ершов: Рубль - свободно-конвертируемая валюта. Если у вас есть доллар, то вы всегда сможете купить рубль по текущему курсу. При этом можно делать какие-то свопы. Я не считаю, что это может ухудшить состояние наших золотовалютных резервов. Более того, поскольку у Москвы есть амбиции строить международный финансовый центр, Россия со своей стороны будет содействовать, скорее всего, чтобы российские же импортеры переводили контракты в рубль. А мы, допустим, захотим рассчитываться гривной по каким-то контрактам. И потом встанет вопрос, как торгуется рубль/гривна, как прозрачно, насколько легко это покупать, какие инструменты хеджирования возникнут. Допустим, рубль/доллар - можно покупать свопы трехлетние, и вы уже примерно понимаете границы валютного риска, курсового коридора, в котором вы находитесь.
РБК-Украина: Какой Ваш прогноз по экономической ситуации в Украине в 2012 г.?
Артемий Ершов: Вряд ли Украина сможет показать что-то отличное от того, что в целом будет в мире. То есть будет некий тренд, кто-то окажется впереди, кто-то будет отставать, но мы очень сильно интегрированы в мировую экономику. Например, экспорт металлов четко связан с происходящим в странах основных покупателей, и если там будет спад, то соответственно, они будут закупать меньше нашего металла. Это то, что мы уже видели в этом году - падение цен на сталь, сокращение объемов производства, запасов. Поэтому можно говорить, что какого-то чудесного скачка не будет. С другой стороны, Украина абсолютно не в худшем положении по сравнению с другими странами, у нее есть все шансы быть в составе стран-середнячков. Рост ВВП, скорее всего, будет между оптимистичными оценками Кабмина и пессимистичными оценками Всемирного банка.
РБК-Украина: Какой это был год для "Тройки Диалог" и чего вы ожидаете в следующем году?
Артемий Ершов: В торговле в 2011 г. «Тройка» выступала маркет-мейкером по 15 акциям, входящим в индекс "Украинской биржи". Мы - один из самых активных участников рынка, занимаем второе место по объему торгов на бирже. Также мы запустили в этом году интернет-трейдинг на срочном рынке и намерены развивать это направление.
Если посмотреть на IB направление, то у нас за первое полугодие было порядка 1,75 млрд грн по общему объему привлечения в первичных размещениях облигаций. В сегменте организации финансирования также были знаковые сделки, в которых мы выступили вместе со "Сбербанком" - это сделки по предоставлению крупных кредитов для "Укртелекома", КБ "Южное". В M&A, как я уже говорил, мы сделали порядка 700 млн долл.
Год начинался достаточно хорошо, было оживление на рынке, потом все затормозилось - ситуация с Америкой, Грецией и другими европейскими долгами. Год закрывается не так, как все рассчитывали.
На 2012 г. достаточно агрессивные планы, практически по всем направлениям, где мы присутствуем. В M&A, по нашим оценкам, достаточно хороших сделок, которые мы можем взять в следующем году. Мы не считаем, что год будет легким, мы не ожидаем, что все свалится с неба. Но ожидаем, что наша экспертиза и позиции в Украине, плюс ожидаемое закрытие сделки со "Сбербанком" и та синергия, которая возникает в результате, дают нам достаточно оснований думать, что мы успешно проведем и 2012 год.
Основная прибыль будет генерироваться в M&A и организации долговых транзакций, структурных продуктов. Если будут открываться окна, то каждое IPO - это достаточно мощный выстрел. При большом объеме, одним IPO можно сделать годовой бюджет.

По материалам: РБК-Украина





Просмотров: 1488