Компании

все компании

Александр Клименко: главное для меня — услышать, чего хочет плательщик

23 декабря 2011 года, 09:25
Александр Клименко: главное для меня — услышать, чего хочет плательщик Текущий год стал серьезным потрясением для налоговой системы Украины: сначала в стране заработал Налоговой кодекс, который вызвал многочисленные нарекания бизнеса, после чего службу возглавил самый молодой руководитель за все время ее существования, пишет газета КоммерсантЪ-Украина в статье Александр Клименко: главное для меня — услышать, чего хочет плательщик. О результатах работы с плательщиками, грядущих изменениях в налоговом поле и наиболее острых проблемах бизнеса корреспонденту "Ъ" НАТАЛЬЕ НЕПРЯХИНОЙ рассказал глава Государственной налоговой службы АЛЕКСАНДР КЛИМЕНКО.

— Подписав письмо об ограничении на включение убытков, в Государственной налоговой службе (ГНС) хотели увеличить поступления налога на прибыль в текущем году на 7 млрд грн. Эти ожидания оправдались?

— Письма с такой формулировкой не было. Мы разослали рекомендации смотреть на экономическую суть убытков. Нигде в письме не было сказано о запрете включения убытков прошлых лет в текущую отчетность. Какой риск мы видим? У нас 373 тыс. плательщиков налога на прибыль. Из них 10 тыс. имеют убытки прошлых лет, которые составляют 131 млрд грн — в 6,5 раз выше докризисного показателя. Мы смотрим на валовые доходы этих предприятий и видим, что они в 2,5 раза превышают показатели реального бизнеса. Таким образом, убытки являются следствием применения схем, и к ним перетекает часть реального сектора, чтобы минимизировать уплату налога. Мы должны пропускать эти факты? Нет. Мы должны реагировать. И мы достигли ожидаемого — сократили убытки.

— Эта практика продолжится и в следующем году?

— Это практика всех зарубежных налоговых служб. Мы прежде всего смотрим на экономическую составляющую процесса и, исходя из этого, строим нашу работу.

— Какой объем убытков является "раздутым" и сколько предприятий оспаривают акты камеральных проверок? Аудиторы говорят, что ваши действия в основном оспаривают предприятия с иностранными инвестициями. Так ли это?

— Мы сейчас ищем компромисс с 1,8 тыс. предприятий, декларирующих убытки на 36 млрд грн. На обжаловании у нас сейчас находится 984 дела. Из них в суде рассматриваются 330 исков. По судебным решениям мы идем равномерно — пропорция выигрышей 50 на 50 как по суммам, так и по количеству судебных решений. Наша позиция доказуема в судебных органах, потому что мы доказываем не формальный перенос прошлого убытка, а его экономическую суть.

— В ноябре ГНС собрала рекордную сумму налогов — 22 млрд грн. Это опровергает то, что экономика находится в преддверии кризиса, или это результат жестких фискальных методов?

— Я бы не делал заявлений о том, есть кризис или нет. Мы даем оценку не только по объему сбора налогов, но и по другим категориям. Например, по добровольной уплате налогов, уровень которой уже составляет 96%. Кроме того, у нас достаточно жесткая работа с теневым сектором. Мы автоматизировали систему, определили алгоритм, исключили человеческий фактор, сделали "дорожные карты", то есть процесс максимально удобный и простой для того, чтобы инспектор мог взять его как трафарет и понимать, что он должен увидеть и как реагировать.

— Вы доведете до 100% добровольную уплату налогов в 2012 году?

— Мы будем стараться по максимуму. 100% — это показатель, на который мы хотим выйти.

— Налоговый долг 110 тыс. предприятий к октябрю вырос на 13,5 млрд грн, поэтому вы пригрозили должникам "суровыми мерами". Какими? Дали ли они результат?

— Дали. Налоговый кодекс предоставляет нам более чем достаточные права, чтобы решать вопросы о взыскании платежей, не поступивших в госбюджет. Это и опись активов, и их продажа, и арест счетов — целый комплекс мер. Благодаря им удалось сократить долг за три месяца на 1,12 млрд грн, а количество предприятий-должников — на 4,5 тыс. Сегодня подключаются и судебные органы, и исполнительная служба, работаем командой. За октябрь-ноябрь в суды было направлено 4 тыс. исков для взыскания 821 млн грн. По инициативе налоговой службы начато 942 дел о банкротстве для взыскания 907 млн грн. Так и будем продолжать, суммы взыскания будут только увеличиваться.

— 297 предприятий получили возмещение НДС в автоматическом режиме — на 14 млрд грн. Это 35% от общей суммы возврата. И президент, и ваш предшественник Виталий Захарченко обещали до конца года увеличить объем возврата в оперативном режиме до 90-95%. Почему не получилось?

— Кто участники процесса? Предприятия и государство. Государство свою часть работы выполнило, предъявило четкие критерии, по которым предприятия могут получить возврат "автоматом". У нас есть 2 тыс. предприятий, которые подают заявки, и компьютер в автоматическом режиме отбирает те, которые соответствуют критериям. Обычное возмещение тоже идет, но проводится ряд проверок в четко регламентированные сроки. В Голландии, например, если инспекторы видят риски, они убирают возмещение, но их никто не ограничивает по срокам — разбирательство может длиться и полгода, и больше. Да, 14 млрд грн дают меньший процент возмещения, чем мы говорили, но есть же динамика.

— По нашей информации, в конце года резко увеличилось количество предприятий, соответствующих критериям.

— Резкого роста нет, ежемесячный прирост на 10-15%.

— На каком основании налоговики требуют от предприятий, получивших НДС "автоматом", сразу же заплатить часть средств обратно в виде налога на прибыль?

— Я вам официально заявляю, что для получения НДС никто не платит авансом налог на прибыль. Происходит так: мы смотрим на предприятия, у которых есть достаточная база налогообложения по налогу на прибыль. И говорим, что, если через квартал вы заплатите достаточно крупную сумму, аккумулировать ее будет сложно. И мы договариваемся. Вот откуда идут авансовые платежи по налогу на прибыль.

— То есть предприниматели говорят неправду?

— Я задаю вопрос: если у предприятия нет объекта налога на прибыль, то что оно тогда будет оплачивать, авансировать? А мы ведь смотрим по каждому региону — какой там баланс, динамика переплат.

— А почему предприятие должно авансировать?

— Если в компании этого захотят и сочтут экономически выгодным. Заставить мы не можем, можем предложить.

— Считается, что лучше не спорить с налоговой. Тем более что это оборотные средства, которые изымаются...

— Я лично разговаривал с представителями многих ФПГ, и они говорят, что им это выгодно.

— Каковы ваши прогнозы по объему автоматического возмещения НДС на следующий год?

— 20 млрд грн. Мне очень отрадно говорить о том, что в этом году мы возместили почти в два раза больше, чем в прошлом.

— Видимо, объем экспортных операций увеличился?

— И это тоже. Но и доходы бюджета возросли — не было бы их, эти суммы просто неоткуда было бы взять. Кроме того, сегодня нет прироста старых долгов. И иностранные инвесторы, и крупный, и мелкий бизнес вовремя получают текущее возмещение.

— Поскольку нет просроченной задолженности, государство не выплачивает и пеню, предусмотренную Налоговым кодексом?

— Совершенно верно.

— В налоговой службе обещали ежемесячно публиковать списки предприятий, получающих автоматическое возмещение НДС. Почему же вы не сделали этот процесс прозрачным?

— Если предприятие будет давать согласие, я готов публиковать. Не нужно искать черную кошку в черной комнате. Сомнительных предприятий там нет.

— Есть ли сейчас обоснования для сокращения критерия получения автоматического возмещения НДС?

— Я считаю, что нет. Критерии экономически оправданны, продуктивно работают и достаточно стимулируют экономику.

— Что дало ГНС ведение реестра налоговых накладных? Ведь у вас уже была возможность отслеживать схемы с помощью дополнения N5 к декларации НДС. Бизнес все равно зарабатывает на незаконном возврате налога?

— Пятое дополнение полностью себя оправдало и позволило видеть всю картину. Это было правильное решение. С его помощью мы видим совершение операции по факту — когда сдана декларация. А в реестре мы все видим до формирования деклараций. Очень простое правило: если предприятие не зарегистрировало налоговую накладную, покупатель его товара не имеет права заявить кредит. Каждый может это проверить. Предприятие-банкрот даже с учетом пятого дополнения могло выписать накладную, а мы бы ее увидели постфактум, после чего пошли на предприятие и потратили ресурсы на работу с ним. Это дополнительный конфликт между плательщиком и налоговой службой. Сегодня же, когда все в реестре, мы тут же видим, что это транзитная операция, и мы можем связаться в режиме онлайн с плательщиком и сказать ему, что у него есть риски и он не будет их включать в декларацию. Это для всех удобно.

— Считаете ли вы логичным объединение ГНС и Гостаможни в департамент при Минфине?

— Это вопрос не ко мне. Я считаю логичным любое решение, которое пойдет на пользу плательщику и стране. А пойдет ли оно на пользу, нужно внимательно разбираться. Для этого создана экспертная группа при Минфине.

— Сколько составляют суммы переплат? Только по I кварталу Счетная палата говорила о росте на 1 млрд грн.

— Это вопрос к Счетной палате. Мы сегодня имеем четкое снижение суммы переплат на 7%, или на 126 млн грн, до 1,7 млрд грн. Что касается переплат по прибыли, то мы сегодня имеем очень незначительный рост — около 200 млн грн, до 11 млрд грн.

— Почему реформа специализированных инспекций по работе с крупными плательщиками оказалась неудачной, а ГНС не перевела всех таких плательщиков на обслуживание в специнспекции?

— Не нужно говорить, что все плохо. Реформа идет, но нужно понимать, что написать постановление не так сложно, как выполнять. Вопрос в психологии плательщиков. Когда я работал в Донецке, ни один плательщик не был доволен, что его переводили на обслуживание в специнспекцию, потому что к нему там было более пристальное внимание. Но через три месяца его сопровождения ни один плательщик уходить не хотел. Мы готовы к формированию центрального офиса для крупных плательщиков, и в ближайшее время будет принято постановление Кабмина о создании офиса. Сейчас проходит согласование с Минюстом.

— Но ведь создать центральный офис рекомендовал еще МВФ в 2009 году. Все еще идет согласование?

— Предприятия будут отчитываться в центральном офисе. Но останутся территориальные отделения для удобства плательщиков, которые мы хотим вывести из-под подчинения региональных налоговых. Главный офис будет осуществлять стандартизацию процедур, разрабатывать механизм работы с плательщиком.

— На итоговой пресс-конференции президент заявил, что до конца года будут наработаны изменения в Налоговой кодекс, которые передадут в парламент. Какие будут изменения?

— У нас есть инструменты, например горизонтальный мониторинг. И наша задача — его популяризировать, поскольку сейчас в нем участвуют всего пять предприятий. С нового года параллельно с созданием офиса крупных плательщиков будем распространять горизонтальный мониторинг на половину всех крупных плательщиков. Предложения могут быть самыми разными. Все зависит от бизнеса. Главное для меня — услышать, чего хочет плательщик. Бизнес хочет стабильного законодательства. Называть изменения в кодекс не буду, я же понимаю вес своего слова. Лично я поставил перед ГНС несколько стратегических задач на следующий год. Среди них — создание налоговой службы как сервисного, а не фискального органа, а также развитие стимулирующей функции — например, уже есть критерии автоматического возмещения и рискоориентированная система. В компаниях будут понимать, что добросовестные плательщики не увидят нас у себя. Кроме того, я поручил снять неоднозначные трактовки законодательства — максимально в пользу плательщика. Далее будет устойчивое и ритмичное наполнение бюджета, а также пропаганда налоговой культуры.

— Закончились ли уже следственные мероприятия по уголовным делам в отношении Юлии Тимошенко?

— Следствие завершено, и 6 декабря все материалы были переданы в СБУ.




Просмотров: 791