Компании

все компании

Виталий Ломакович: мы своими силами справлялись с последствиями кризиса

14 декабря 2011 года, 09:52
Виталий Ломакович: мы своими силами справлялись с последствиями кризиса Уже бывший руководитель БМ Банка о реальном состоянии продаваемого кредитного учреждения, пишет газета КоммерсантЪ-Украина в статье Виталий Ломакович: мы своими силами справлялись с последствиями кризиса
Виталий Ломакович, занимавший пост председателя правления БМ Банка с декабря 2005 года, покидает учреждение. Новый руководитель скорее всего будет назначен после смены собственника банка — в ближайшие месяцы группа ВТБ закроет сделку по продаже украинской "дочки" Банка Москвы. О состоянии финансов банка, его позиционировании на рынке и выживании в условиях дефицита средств ВИТАЛИЙ ЛОМАКОВИЧ рассказал специальному корреспонденту "Ъ" РУСЛАНУ ЧЕРНОМУ.

— Как проходили переговоры о покупке БМ Банка?

— В течение этого года несколько претендентов проводили due diligence, около шести месяцев велись переговоры, но по разным причинам договоренность не была достигнута. Сейчас, наконец, появилась ясность в этом вопросе.

— Вы можете назвать покупателя?

— Могу сказать только, что это крупная украинская бизнес-группа с российскими корнями.

— Покупатель настроен серьезно?

— Судя по переговорам, скорее всего сделка успешно закроется в I квартале 2012 года.

— Можете назвать ее сумму?

— Нет. Это будет некорректно.

— А условия сделки?

— Тоже нет. Этот вопрос обсуждался руководством Банка Москвы, и я в него не посвящен.

— Когда новый покупатель закончит аудит?

— До Нового года.

— Вы с сегодняшнего дня уволены из банка, также "уходят" зампредов — Тараса Кияка и Анатолия Тимко. Кто придет на ваше место?

— Пока право подписи будет у одного из нынешних зампредов, а кто потом придет в банк — вы сами увидите.

— Чем вы займетесь?

— Пока буду отдыхать. Шесть лет, отданные этому банку,— большой срок, после которого нужно сделать передышку. У меня есть частные проекты, ими я и займусь.

— Как новые акционеры изменят стратегию развития БМ Банка?

— Они планируют активизировать кредитование малого и среднего бизнеса, а также развивать розницу.

— По информации "Ъ", у покупателя в Украине уже есть небольшой банк. Станет ли он сливать его с БМ Банком?

— Это было бы логично. Скорее всего после завершения сделки тот банк будет влит в больший по размеру БМ Банк.

— Почему?

— Наш банк более технологичный, в нем работает единая банковская система core banking, автоматизирующая процессы обслуживания клиентов, учета (как банковского, так и нормативного) и контроля всех процессов. Банк предоставляет услуги по удаленному обслуживанию клиентов (клиент-банк, операции через банкоматы — валютообменные, операции с кредитами и депозитами, оплата услуг).

— Станут ли проводить ребрендинг?

— Это будет логичным шагом, ведь БМ является аббревиатурой Банка Москвы.

— Если вы акцентируетесь на малом и среднем бизнесе, что произойдет с направлением private banking?

— Сейчас банк на пороге запуска обновленного пакета услуг по VIP-banking, без предоставления услуги управления активами, которая в Украине не востребована. Ее декларируют многие банки, но реально почти никто не предоставляет. Это связано с украинской ментальностью, граждане не спешат передавать активы кому-то под управление.

— Готовы ли акционеры увеличивать капитал банка?

— Насколько я знаю, да. Мы давно поняли необходимость докапитализации, но в связи с неопределенностью, возникшей со сменой акционеров и менеджмента Банка Москвы, этот вопрос был приостановлен. На протяжении последних непростых лет мы своими силами справлялись с последствиями кризиса, что получалось достаточно неплохо.

— У БМ Банка один из самых низких по системе показателей резервов под проблемный кредитный портфель — 6,81%. Это было связано с недостатком капитала?

— Мы резервировали кредиты в том объеме, который позволял наш баланс. Хотя и работа с проблемной задолженностью была очень успешна: мы не списали и не дисконтировали ни одного кредита. Это была позиция акционера — по возможности взыскивать по максимуму.

— На рынке известен ваш публичный судебный конфликт с "Галичиной". Насколько такой механизм оказался эффективен в общении с этим и другими неплатежеспособными заемщиками-юрлицами?

— С "Галичиной" банк договорился о реструктуризации, и компания выполняет эти условия. Но мы поняли, что выведение в публичную плоскость — последний из методов воздействия на должника. Он работал в 2008-2009 годах, а сейчас многие бизнесмены не заботятся о своей репутации. Почему-то стало нормальным не платить банку и выводить залоги через подставные фирмы. И судебные решения часто принимаются в их пользу. Мне кажется, что это главная причина, почему иностранные банковские группы уходят из Украины.

— Удалось ли банку подтвердить требования кредитора в рамках банкротства "УкрТехноФоса" и взыскать 11 млн?

— Мы договорились о реструктуризации этого кредита и близки к подписанию соглашения с собственником.

— То есть банкротство остановлено?

— Нет. У нас пока есть устное обязательство собственника подписать с нами соглашение. Особенность этого конфликта в том, что есть еще один кредитор — другой крупный банк, которому эта компания должна еще больше денег.

— Какие планы по изменению количества отделений?

— Мы закрываем 3 из 44 отделений. Даже скорее 2 — в Днепродзержинске и Павлограде, а одно в Киеве будет перемещено. Сведбанк освобождает помещение, которое нам интересно.

— В этих восточных городах нет розничных клиентов, которыми планирует заниматься банк?

— Там вообще сложно с клиентами и мы попробуем применить новую для украинского рынка модель — мобильные банкиры. Это самый дешевый канал продажи.

— Как это выглядит?

— Есть представитель банка, который наделен определенными полномочиями, ему оплачена мобильная связь, представительские расходы, и он работает с клиентами в формате фронт-офиса.

— Как еще будет происходить оптимизация расходов?

— Кроме сотрудников названных отделений, сокращений персонала не будет. У нас с самого начала не был раздут штат. Но кого назначать, кого увольнять — решат новые акционеры.

— Какие у новых акционеров планы по росту кредитного и депозитного портфеля?

— Все зависит от того, как акционеры решат вопрос ресурсной базы. Если они захотят собирать депозиты, которые сейчас очень дорогие, то развитие будет медленным. Привлечение средств на внешнем или внутреннем рынке через размещение облигаций сейчас нереально. Остается докапитализация. Пока клиентских ресурсов у нас хватало, и мы не испытывали проблем, когда у многих была проблема с краткосрочной ликвидностью.

— То есть вы не занимали в конце ноября у НБУ?

— Нет. Ни у регулятора, ни у коммерческих банков. Брать ликвидность по высокой цене у нас не было необходимости.

— БМ Банк в 2009-2010 годах кредитовал ипотеку на вторичном рынке, в частности в октябре 2010 года под 18,5-19,5%, сейчас — нет. У вас закончился долгосрочный ресурс?

— В этом году у нас даже была ставка 14,5%, когда позволяла ситуация. Мы перестали кредитовать ипотеку только в ноябре. Это связано с общим отсутствием долгосрочной ликвидности на рынке.

— Почему вы не работаете с Государственным ипотечным учреждением (ГИУ) в рамках программы рефинансирования ипотечных кредитов?

— Мы подписали с ГИУ договор о рефинансировании. Но кредитование от ГИУ — скорее вопрос желания или нежелания этой организации работать в таком направлении не только с нами, но и вообще на рынке.

— В ГИУ недавно заявили о намерении сделать очередную крупную эмиссию?

— У меня такое впечатление, что они только о планах и заявляют. Эта организация не выполняет той функции, которая на нее возложена государством.

— А как вы относитесь к ипотечному агентству, которое создают четыре госбанка?

— Вы видите пример ГИУ. Это будет еще одна нерабочая структура. Когда люди начинают административными путями решать рыночные вопросы и искусственно навязывать правила работы, рынок это не воспринимает. Кроме того, такая ситуация провоцирует злоупотребления и нежизнеспособна в принципе. Зачем вливать государственные деньги там, где могут работать коммерческие банки?

— Но ведь банки неспособны сейчас предлагать ипотеку под 10-12%. А дорогая ипотека — отсутствие рынка.

— Согласен. Благосостояние населения не растет. При этом подтвердить реальные доходы многие клиенты не в состоянии, а банки принимают только официальную зарплату. Поэтому есть много причин отсутствия ипотеки, кроме стоимости самого ресурса.

— Вы уже три месяца продаете сертификаты фондов инвесткомпании "Тройка Диалог Украина". Какую сумму средств вы помогли им привлечь и сколько на этом заработали комиссионных? Результаты сотрудничества с их компаниями по управлению активами оправдали ваши ожидания?

— Это был скорее пилотный, заявочный проект. Мы не получили существенных результатов, да и не ожидали их увидеть.

— За три квартала на торговле ценными бумагами вы заработали 40 млн грн. Это больше, чем ваш чистый процентный доход (29,4 млн грн), и больше, чем чистый комиссионный доход (30,9 млн грн). Насколько такая зависимость банка от нестабильного заработка оправданна?

— Это результат ситуативной сделки. Мы никогда не ставили во главу угла работу с ценными бумагами, а рассчитываем на процентный и комиссионный доходы.

— На конец III квартала 99,99% средств в других банках вы держали в иностранной валюте. То есть БМ Банк — не игрок гривневого межбанка?

— Мы активно работаем на межбанке, но большей частью свопируем валюту.

— К этому же сроку БМ Банк задолжал другим банкам $118 млн. Несложно предположить, что это задолженность перед Банком Москвы. Как вы будете замещать ее, ведь это требование стандартное при купле-продаже банков?

— Действительно, около $80 млн из этой суммы — деньги Банка Москвы. Как их будут замещать — вопрос переговоров с покупателем. Возможно, с ним договорятся о пролонгации тела кредита.

— Аналогичный вопрос по субдолгу на $14,5 млн. Когда вы планируете его погасить и чем эта сумма будет замещена в регулятивном капитале?

— Кредит на 10,7 млн евро должен быть погашен в 2019 году. Случится ли это раньше — также вопрос договоренности между нынешним и будущим акционерами.






Просмотров: 1185