Компании

все компании

Игорь Мазепа: “Двойной листинг – единственное, что может вдохнуть жизнь в украинский фондовый рынок”

9 декабря 2011 года, 17:52
Игорь Мазепа: “Двойной листинг – единственное, что может вдохнуть жизнь в украинский фондовый рынок” Украинское IPO в ближайшем будущем невозможно, уверен владелец ИК Concorde Capital Игорь Мазепа. О своем видении путей развития отечественного фондового рынка, будущем M&A в 2012 г., а также нововведениях НБУ и перспективах расчета за российский газ в рублях Мазепа рассказал в интервью РБК-Украина.


РБК-Украина: В 2011 г. произошло слияние российских бирж РТС и ММВБ. Какие перспективы у слияния наших «Украинской биржи» и ПФТС?

Игорь Мазепа: Перспективы всегда есть. Я бы не судил по перспективам, я бы судил по вероятности. Пока что вероятность слияния небольшая. Это объясняется множеством причин, например, самая простая - совершенно разнородная структура акционеров.

В "Украинской бирже" РТС имеет 43%, а украинские участники (учредители), 21 компания, имеют все остальное. ММВБ в ПФТС имеет 50%, и еще около 130 акционеров имеют 50%. Поэтому сам процесс принятия решений будет идти намного тяжелее.

Кроме того, непонятен общий знаменатель – если бы вопросы оценки «Украинской биржи» и ПФТС не вызывали сомнения, то, в принципе, задача была бы решена. А так тяжело понять, сколько стоит «Украинская биржа». И, мало того, тяжело согласиться с тем, сколько стоит ПФТС. Поэтому вероятность объединения очень низкая.

В любом случае, развитие биржевой торговли будет направлено на решение одной из самых главных задач – это рост ликвидности и возможность для украинских компаний делать IPO на украинских биржах. Но пока из-за обстоятельств, которые сложились в нашей стране, и более высоких возможностей на западных площадках, глобально я таких перспектив в ближайшие несколько лет не вижу.

РБК-Украина: То есть, в ближайшем будущем украинского IPO не ожидается?

Игорь Мазепа: Я вам скажу как эксперт – до сих пор все размещения, которые происходили в Украине, были размещениями долговых инструментов, через облигации. Concorde Capital с дюжину таких сделок провел с открытия этого рынка, с начала 2010 г. Основными покупателями были либо нерезиденты, либо украинские банки, которые по своей сути являются очень зарегулированными.

Любая операция, в результате которой украинский банк берет на баланс акцию, влечет 100% резервирование. В условиях отсутствия ликвидности в банковской системе, которые, скорее всего, будут продолжаться еще какое-то время, никто из украинских банков не сможет позволить себе такой роскоши. Таким образом, есть причина регуляторная, а есть причина исключительно экономическая.

Поэтому, в ближайшее время я не ожидаю значимых сделок по привлечению средств через IPO, да и незначимых тоже. Concorde Capital постоянно отслеживает различные возможности на рынке, т.к. спрос на этот продукт довольно-таки высокий со стороны компаний, и пока что серьезную конкуренцию Лондонской либо Варшавской биржам ни одна из украинских площадок составить не может.

РБК-Украина: А если через процедуру двойного листинга?

Игорь Мазепа: Двойной листинг – единственное, что может вдохнуть жизнь в украинский фондовый рынок уже сейчас. Это можно сравнить с инъекцией адреналина или непрямым массажем сердца при его остановке. Это та мера, которая сейчас будет наиболее действенной на рынке и принесет хоть какую-то ликвидность. Рынок оказался в ситуации, когда нет денег, потому что нет инструментов, и нет инструментов, потому что нет денег.

РБК-Украина: На какой стадии сейчас находится внедрение этой процедуры?

Игорь Мазепа: Этот вопрос висит в воздухе уже больше года. В принципе, все участники рынка без исключения, очень оптимистично настроены, комиссия (НКЦБФР) тоже очень позитивно оценивает возможность внедрения двойного листинга. Со стороны комиссии уже нет никаких препятствий и барьеров, более того, есть желание и понимание, что это необходимо делать.

Вопрос уперся в НБУ, где эта тема вот уже почти год находится на рассмотрении, но пока - «воз и ныне там». Поэтому вдвойне сложно давать прогнозы по времени реализации двойного листинга в Украине.

Конечно, хотелось бы максимально быстро получить это решение, чтобы, в том числе и наши фонды, и редкий местный инвестор имели такой же доступ к рынку, как имеют любые другие западные инвесторы; чтобы была возможность купить украинскую акцию, которая торгуется, например, в Лондоне.

РБК-Украина: Чем интересен двойной листинг для самих компаний-эмитентов?

Игорь Мазепа: Я убежден, что каждая компания, которая сейчас имеет листинг в Лондоне или Варшаве, будет заинтересована во вторичном листинге в Украине. Потому что всегда есть физлица либо инвесторы, которым на самом деле намного проще понять, в чем стоимость этих активов, чем иногда западным фондам, которые после произошедших с августа в Америке и Европе событий, вышли с рынка.

Кроме того, компании заинтересованы в двойном листинге и с точки зрения диверсификации своей инвесторской и акционерской базы. Например, мотивация или критерии для принятия решения западным фондом могут и очень часто отличаются от критериев принятия решений украинскими инвесторами.

РБК-Украина: Вы могли бы дать прогноз на следующий год, что будет на рынке слияний и поглощений? Сохранится ли тенденция укрупнения агрокомпаний?

Игорь Мазепа: Если говорить о 2011 г., именно в агросекторе было наибольшее количество сделок. В основном, консолидаторами выступали наши украинские компании.

Я вижу очень крепкую связь между уже случившимся фактом того, что компания является публичной, либо существующий менеджмент и акционеры намереваются сделать компанию в ближайшее время публичной, и их выступлением консолидаторами. Например, Ukrlandfarming (подконтролен бизнесмену Олегу Бахматюку), выступил крупнейшим консолидатором, сделав приобретений на многие сотни миллионов долларов – это и «Райз», и «Дакор», и ряд менее крупных компаний. По нашим оценкам, вся эта консолидация шла под идею последующего размещения и привлечения денег, потому что на обработку сотен тысяч гектаров требуются крупные деньги – сельское хозяйство очень капиталоемкий сектор. В условиях, когда долги стало привлекать намного сложнее, один из немногих вариантов, доступных для наших компаний – публичное размещение.

Еще один пример – «Кернел» Андрея Веревского произвел ряд покупок в своем секторе для того, чтобы диверсифицировать риски. По нашему мнению, цены составляют около 500-1500 долл./га, хотя этот критерий довольно поверхностный, потому что большее значение имеет качество земли и стоимость других активов, которые обычно идут с землей.

Все-таки, инвесторы смотрят на активы и используют метод замещения – сколько бы мне стоило, например, приобрести эти трактора, приобрести эти склады и т.д. Поэтому агросектор стал тем местом, где процессы консолидации происходят быстрее всего, в том числе, и по причине ожидания начала торгов землей, которые, скорее всего, будут возможны с 2013 г. По нашим оценкам, в 2011 г. с учетом публичных и непубличных сделок в аграрном секторе, сумма всех сделок M&A уже превысила 1 млрд долл.

Есть надежда, что в 2012 г. откроются и публичные рынки, более открытыми станут долговые рынки. Что касается объемов сделок M&A в 2012 г., думаю, они могут составить порядка 3 млрд долл. в эквиваленте. Агросектор, конечно, займет львиную долю.

РБК-Украина: Какие сектора, кроме аграрного, могут стать лидерами в секторе M&A в 2012 г.?
Игорь Мазепа: Могут стать пищевики, могут стать машиностроители - очень динамично происходит смена лидеров в разных отраслях. Кстати, белорусские компании стали более активно присутствовать на нашем пищевом рынке, именно из-за того, что произошла девальвация белорусского рубля, и их продукция стала более конкурентоспособной.

Я не исключаю, что украинские производители посмотрят на белорусский рынок с точки зрения приобретений. По крайней мере, мы (Concorde Capital) сейчас очень серьезно пытаемся понять этот рынок, чтобы выйти с целым рядом рекомендаций для наших клиентов.

РБК-Украина: Чего вы ожидаете от банковского сектора? Ряд банков с иностранными активами уже заявил о сокращении операций на розничном рынке или вообще сворачивании бизнеса в Украине.
Игорь Мазепа: К сожалению, ничего хорошего в банковском секторе в 2012 г., равно как и в 2013 г., я не ожидаю. Думаю, что каждый западный банк, который присутствует в Украине, по сути либо выставлен на продажу, либо акционеры хотели бы продать этот актив. К нам сейчас обращаются те, кто хочет продать банки, но и, что удивительно, есть те, кто хочет купить банки.

Думаю, именно сейчас начинается зарождение новой элиты в банковском секторе, которая, скорее всего, образуется через 3-4 года. Я вижу существенный спрос на небольшие банки, которые не сильно были вовлечены в активные операции, не активно кредитовали, т.е. - с чистым балансом. В основном это украинский капитал - как олигархи, так и мини-олигархи. Эта тенденция начинает радовать – одни уходят, но приходят новые. Правда, они не имеют того доступа к ресурсам капитала, чтоб говорить, что в этом году произойдут существенные изменения в обстановке именно в банковском секторе.
РБК-Украина: Можете пояснить, что происходит с государственными ценными бумагами, на рынке ОВГЗ?
Игорь Мазепа: Цены на эти активы упали, соответственно, доходность выросла. Доходности, которые до середины лета были 10-12%, скакнули до 22%, хотя последнюю неделю приспустились до 18-20%.

Такой существенный скачок в росте доходности украинских ОВГЗ я связываю с нестабильностью, которая произошла на западных рынках, очень много иностранцев-держателей ОВГЗ ушли с этого рынка. И существуют довольно-таки сильные девальвационные ожидания, на этих ожиданиях многие инвесторы, в том числе украинские, начали выходить из гривневых активов, в том числе, из ОВГЗ. Сама по себе ситуация нездоровая.

Очевидно, что НБУ должен ответить мягкой, «рабочей» девальвацией около 10%. Например, польский злотый упал на 18%, турецкая лира – на 8%, российский рубль – на 15%, но потом немного укрепился. Это все говорит о том, что украинские товары на внешних рынках стали менее конкурентными, по сравнению с товарами из этих стран.

Когда российский рубль пропадал на 15%, большинство экспорта в Россию вообще остановилось, т.к. 15% - это средняя маржа наших экспортеров, которая, по сути, была вымыта в течение недели. Сейчас рубль немного укрепился, это сыграло на руку украинским экспортерам, ситуация не настолько критична, но тем не менее, украинский бизнес очень много недозарабатывает.

В краткосрочном периоде девальвация очень сильно ударила бы по импортерам, что помогло бы решить проблему НБУ с торговым балансом, и сильно ударило бы по банковской сфере. Но я убежден, что в долгосрочном периоде это оказалось бы довольно здоровым решением, в том числе и для банковского сектора.

РБК-Украина: Вы ожидаете снижения гривны в 2012 г.?

Игорь Мазепа: Это ожидается рынком, это ожидается и регулятором, который время от времени делает заявления на тему того, что он не исключает девальвации. И это, кстати, ожидается операторами рынка.

Например, 6-месячный NDF (беспоставочный форвард) гривна/доллар котируется выше 9. Это говорит о том, что рынок убежден, что в течение 6 месяцев курс может скакнуть до девяти. Хочу заметить, что еще два месяца назад 6-месячные форварды торговались на уровне 10 грн/долл.

Немного более оптимистичное отношение к гривне вызвано слухами о возможной сделке по цене на российский газ, которая существенно ослабит девальвационное давление. Долги «Нафтогаза» больше всего ощутят на себе последствия такой возможной сделки – они поднимутся вверх, то есть, доходность упадет. И это, кстати, является нашей краткосрочной рекомендацией на покупку.

Как результат, украинские суверенные долги должны подорожать, и за ними подорожают корпоративные долги, то есть доходности по ним должны упасть.

РБК-Украина: Из того, что еще может повлиять на курс гривны – инвестиционные монеты и «золотые сертификаты» НБУ. Как Вы оцениваете перспективу таких нововведений?

Игорь Мазепа: Инициатива Нацбанка именно в этом направлении понятна. Таким образом, НБУ пытается связать долларовую наличность, которая сейчас гуляет по рынку. Если Нацбанк сделает все правильно и правильно объяснит людям, в первую очередь, зачем им это надо, подобная инициатива может оказаться успешной. Зависит от чиновников – насколько правильно они разработают и стратегию, и тактику под эту стратегию. Не думаю, что это даст какие-то быстрые эффекты, но с тем, как у населения будет появляться доверие к этому инструменту, Нацбанк через такой механизм может собрать миллиарды долларов.

РБК-Украина: Как Вы оцениваете выгоды для Украины от перехода на расчет за российский газ в рублях?
Игорь Мазепа: Я вообще не вижу никаких выгод до тех пор, пока в украинских банках нет рублевых пассивов. Цена за газ все равно привязана к доллару, поэтому в этой ситуации надо будет брать во внимание возможные риски девальвации рубля к доллару в краткосрочном периоде. При этом, в любом случае, если у нас не будет рублевых заимствований от российских банков, то нужно будет вначале гривну конвертировать в доллар, потом за доллар купить рубль, и потом только, уже по курсу рубль/доллар рассчитываться за газ.

РБК-Украина: Подводя итоги 2011 г., каким он был для инвестиционных компаний, и для Concorde Capital в частности?

Игорь Мазепа: Для инвестиционных компаний это был сложный год, многие ушли с рынка в результате последней волны того кризиса, который прошел в Европе. Такого не было даже в 2008 г. На рынке осталось буквально до 10 компаний, которые что-то из себя представляют.

Что касается Concorde Capital, для нас этот год был успешным по нескольким критериям – мы обновили команду, привлекли новых ярких людей; у нас состоялся ряд сделок в IB (инвестиционном банкинге), это касается больше M&A и наших консультаций по привлечению долгового капитала. Мы быстро перестроились и научились делать совершенно новые продукты, овладели новыми инструментами, которые необходимы нашим клиентам.

В частности, мы научились торговать валютой и опционами. Это оказалось довольно прибыльным занятием во второй половине этого года. Поэтому год был довольно-таки интересным. Конечно, не все получалось, потому что сама по себе рыночная среда была очень сложной, но по многим критериям – это люди, финансовые результаты, отношения с клиентами - мы стали намного сильнее.

РБК-Украина: Чего Вы ожидаете от 2012 г.?

Игорь Мазепа: В 2012 г. скорее всего торговля акциями будет слабой, присутствие иностранцев на рынке будет скорее исключением, чем правилом. Я думаю, что довольно неоднозначным будет сегмент M&A. Я не ожидаю западных глобальных имен у нас на рынке, но я вижу интерес со стороны российских потенциальных покупателей и наших локальных операторов.

Рынок будет довольно живой в части вторичной торговли долговыми инструментами. Например, по росту доходности ОВГЗ можно судить о том, что последние несколько месяцев этот рынок был волатильным, и скорее всего, продолжит оставаться очень волатильным. Могут открыться рынки IPO, уже со ІІ квартала 2012 г.

Выборы, намеченные на конец октября, будут иметь свой отпечаток на активности компаний, которые захотят выходить на рынки. Даже если глобальные рынки будут открыты, менеджмент будет вынужден во время презентации или роад-шоу комментировать политическую ситуацию, а не делать презентацию по сути своей компании. Кроме того, очень важно, насколько наши компании покажут соответствие лучшим стандартам корпоративного управления.

Кстати, одним из достижений Concorde Capital за 2011 г. - начато сотрудничество с фондом USAID и их региональной программой PFS, в рамках которого мы выпустили очередной ежегодный отчет по корпоративному управлению (в публичных украинских компаниях). Этот проект очень важен с точки зрения привития культуры качественного, в западном стиле, корпоративного управления нашим компаниям и демонстрации разницы в оценке, которую могут получить публичные или планирующие размещение компании, от одного, как многим кажется, незначительного фактора – соответствия компании лучшим и самым жестким стандартам корпоративного управления. По мнению наших аналитиков, премия в цене на компанию в таком случае может составить от 15% до 30%.

По материалам: РБК-Украина





Просмотров: 1177