Нацбанк смягчит резервирование

16 сентября 2011 года, 10:19
Национальный банк имеет все шансы удержать уровень потребительской инфляции на заложенном в прогнозы 10%-ном уровне, однако для развития экономики придется решить сложную монетарную задачу — одновременно стимулировать кредитование и сдерживать рост ликвидности банковской системы, пишет "Экономические известия". По сведениям «i», для этого регулятор готов на снижение резервных требований к покрытию рисков по валютным кредитам. Однако предпримет этот шаг только после успокоения ситуации на валютном рынке

По итогам августа Госслужба статистики зафиксировала дефляцию потребительских цен второй месяц подряд. По сравнению с июлем она составила минус 0,4%, а месяцем ранее дефляция оказалась максимальной с 2003 г.— 1,3%. Это привело к серьезной корректировке показателей инфляции потребления: с начала года рост потребительских цен составил всего 4,1%, тогда как в годовом исчислении (август 2011 г. к августу 2010 г.) темпы роста потребительских цен сократились до 8,9%, что в точности совпадает с уровнем правительственного годового прогноза, заложенного в госбюджете на нынешний год.

И хотя августовская дефляция вряд ли превратится в тенденцию второй половины года (все-таки в осенние месяцы, в отличие от летних, традиционно наблюдается повышенный инфляционный фон), чтобы уложиться в бюджетный инфляционный прогноз, как на это рассчитывают в Нацбанке, необходимо, чтобы инфляция в сентябре-декабре не превысила 4,7%.

Показатель, безусловно, приемлемый. Однако в отечественной экономике он вряд ли может быть использован как справедливый индикатор происходящих процессов, поскольку львиную долю потребительской корзины для исчисления потребительской инфляции (более 63%) составляют продовольственные товары. Таким образом, показатель инфляции потребительских цен практически не учитывает состояния дел в других отраслях экономики, которые занимают значительную долю в структуре ВВП.

Между тем в «непотребительских» отраслях развитие ценовой ситуации не такое радужное. Об этом можно судить по динамике индекса цен производителей промышленной продукции, которая хоть и незначительно замедлилась в годовом исчислении (август 2011 г. к августу 2010 г.— на 0,4%), все еще составляет увесистые 19,9%. Причем если в начале года инфляция цен производителей была связана, в первую очередь, с изменениями цены на нефть, то сейчас стоимость энергоносителей пошла на спад (-5%) за два последних месяца, а цены производителей все равно растут высокими темпами.

Если рассматривать внутренние причины роста цен производителей (без учета увеличения цен на энергоносители), то они — в неправильном администрировании экономики со стороны Кабмина. И в первую очередь — в непропорциональном возврате НДС производителям, которые вынуждены закладывать компенсацию налогов в стоимость продукции. А также — в стагфляции (низкие темпы роста потребительской инфляции и реального ВВП), в которую экономика страны погрузилась в 2009 г.

Одной из главных характеристик стагфляции в Украине являются низкие темпы прироста кредитования и инвестиционной активности. Так, при росте депозитов юридических и физических лиц на 10,9% и 10,5% соответственно прирост кредитов в экономику с января по июль (свежее данных до сих пор почему-то нет) — всего 6,3%.

Эксперты обращают внимание, что львиная доля выданных в текущем году кредитов — это либо финансирование госпредприятий, либо кредитование связанных с собственниками банков, что никак не связано с продуктивным ростом экономики.

В таких условиях производители товаров и поставщики услуг не имеют возможности финансировать развитие собственного бизнеса, и потому добиваются увеличения притока денежных средств в свой бизнес через рост цены (это не касается только экспортноориентированных отраслей, которые зависят от конъюнктуры мировых рынков), что приводит к постоянному увеличению цен в экономике. «Проблема стагфляции заключается в том, что увеличение цен для предприятий означает отсутствие смысла в увеличении объемов производства, т.к. они получают выручку за счет инфляции»,— говорит член совета НБУ, академик Валерий Геец.

Однако такой процесс не может продолжаться вечно: рост цен в одой из отраслей экономики тот час же приводит к увеличению стоимости продукции в другой отрасли. Цепная реакция обычно сводится к тому, что начинают снижаться реальные доходы населения — что, собственно, мы и наблюдаем в экономике Украины (хотя темпы роста доходов все равно пока превышают темпы роста ВВП).

Выход из этой петли нельзя найти в монетарном регулировании экономики — темпы прироста денежных агрегатов и так невелики (монетарная база с начала года выросла на 4,5%, а денежная масса — на 9,9%). Их сжатие может угрожать темпам роста ВВП, которые надо обеспечивать адекватным денежным предложением.

Практически исчерпаны возможности влиять на ситуацию через сжатие свободной ликвидности в банковской системе — остатки на корреспондентских счетах банков в НБУ колеблются в пределах 9-11 млрд. грн., при том, что в июле норматив обязательных резервов — 13,6 млрд. грн. (из которых на отдельный счет в Нацбанке было перечислено 10,5 млрд. грн.).

Поэтому в Нацбанке, который сегодня является главным рулевым экономического роста и инфляции, основным методом снижения цен и увеличения производительности экономики считают возобновление инвестиционной экономической активности, на которые регулятор может влиять через активизацию кредитования. «Сегодня мы предпринимаем меры, чтобы избежать спекуляций на валютном рынке, и как только мы увидим успокоение, сразу вернемся к тому, чтобы стимулировать банки выдавать большие объемы кредитов в производственную и инфраструктурные отрасли, и меньше — на потребление,— заявил «i» высокопоставленный источник в Нацбанке.— В этой связи мы вводим регуляторное ограничение на кредитование «потребов» и работаем над стимулированием финансирования реальной экономики». В недавнем интервью главы Нацбанка Сергея Арбузова приоритетными для стимулирования инвестиционной активности отраслями, в частности, назывались строительство и агросектор.

По данным «i», в НБУ сейчас ведут консультации с Минфином и налоговой, а также работают над формированием нормативной базы, которая позволит банкам легче продавать и покупать активы низкого качества, что необходимо «для скорейшего очищения банковских балансов от негативно классифицированных активов и высвобождения ресурсов для выдачи новых кредитов».

По словам нацбанковца, обсуждается и возможность снижения резервирования под валютные кредиты для корпоративных клиентов до докризисного уровня, когда резервы под валютные займы составляли 2-7%. Тогда как сейчас для субъектов хозяйствования, не имеющих валютной выручки, резервирование под валютные займы составляет 50-100%. Для сравнения, резервирование под стандартный гривневый кредит составляет 1%, и только под безнадежную задолженность (просрочка более 90 дней) банки должны формировать стопроцентный резерв от суммы кредита. «Возможно, мы оставим повышенные нормы резервирования для банков, которые будут нарушать валютные нормативы. Это будет как бы договоренностью с банками: не занимаетесь спекуляциями с валютой — получаете возможность кредитовать»,— говорит чиновник НБУ.

По словам президента Украинского аналитического центра Александра Охрименко, если НБУ пойдет на снижение резервирования по валютным кредитам — это приведет к высвобождению очень большого количества залогов. «В период кризиса, когда было введено повышенное резервирование по валютным кредитным рискам, финучреждения были вынуждены требовать у клиентов дополнительные залоги при пролонгации займов, их реструктуризации, переоценке финансового положения заемщика или новом транше по кредитным линиям,— говорит эксперт.— Суть этого изменения была не в контроле над риском, а в укреплении позиций банков при общении с заемщиками, которые тогда массово пытались уклониться от погашения валютных кредитов».

«Это будет очень позитивное движение, которое увеличит емкость кредитного рынка»,— говорит председатель правления Укрсоцбанка Борис Тимонькин. По его словам, многие предприятия сегодня закредитованы на 70-90% от своего баланса. По оценкам члена правления Проминвестбанка Владислава Кравца, прирост корпоративного кредитования в случае снижения норм резервирования к докризисному уровню может составить 25-30% за год. А ставки — около 10-12% годовых. Но только для корпоративных клиентов. Тогда как валютные займы для физических лиц пока останутся под запретом.




Просмотров: 766

Компании

все компании