Компании

все компании

В поисках газопроводного прогресса

14 декабря 2010 года, 22:41

Вопреки неблагоприятной рыночной конъюнктуре и проблемам в финансировании, в «Газпроме» заявляют о том, что реализация проекта «Южный поток» «прогрессирует с каждым днем». В то же время опрошенные «і» эксперты обращают внимание на «тривиальные камни преткновения», которые препятствуют планам монополии строить газопровод в обход Украины

Сообщения о каких-либо событиях, положительно влияющих на осуществление планов по строительству «Южного потока», регулярно появляются на официальном сайте «Газпрома». Начало декабря не стало исключением. В это время, согласно пресс-релизу, предправления российского холдинга Алексей Миллер провел рабочую встречу с Марселом Крамером, главным исполнительным директором консорциума, который управляет строительством «Южного потока». «Стороны отметили, что над проектом идет очень интенсивная работа: в частности, была закончена подготовка технико-экономического обоснования его сербской части. Другие ТЭО будут выполнены в течение нескольких месяцев»,— говорится в сообщении. Кроме того, «Алексей Миллер и Марсел Крамер сошлись во мнении, что «Южный поток» прогрессирует с каждым днем, и подтвердили, что, начиная с 2015 г., он обеспечит бесперебойные поставки газа европейским потребителям», пишет "Экономические известия".

Скептические расчеты

Но эксперты указывают на ряд фактов, которые ставят под сомнение заявления «Газпрома» о прогрессе в реализации «Южного потока». «С «Южным потоком» не все хорошо»,— констатирует Михаил Крутихин, партнер компании RusEnergy.— Можно подписать целую библиотеку межправительственных соглашений, меморандумов и намерений, сформировать целую кучу компаний, и ничего не добиться на деле. Например, больше 17 лет идет формирование и подписание документов по нефтепроводу Бургас — Александрополис, а ни одной трубы не проложено. Так же в точности и с «Южным потоком».

Михаил Крутихин пояснил, что найти средства на проект, который, по его подсчетам, может обойтись в $23 млрд., только для того, чтобы заменить украинский транзит российского газа на какой-то другой маршрут, очень непросто. «Я не могу представить себе банки в Европе, которые подпишутся на подобную авантюру»,— сказал он.

А гендиректор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин подсчитал, что «Южный поток» потребует инвестиций в EUR20 млрд. «Стоимость проекта в расчете на километр сухопутного участка составит порядка $2,5 млн. Эта сумма сопоставима с затратами на строительство газопровода «Набукко» и немецкого участка газопровода OPAL. В то же время это вдвое ниже стоимости трубопровода Грязовец — Выборг. Пока в оценках «Газпрома» не учитывается стоимость финансирования»,— отметил эксперт.

К середине апреля будущего года «Газпром» планирует принять инвестиционное решение по «Южному потоку», после чего начнется строительство сухопутной части газопровода на территории Европы, которое должно завершиться в декабре 2015 г. «Цена вопроса в нынешних ценах — порядка EUR10 млрд. по морскому и около EUR5,5 млрд. по сухопутному европейскому участкам»,— говорится в сообщении, размещенном в прошлом месяце на сайте «Газпрома».

Такие цифры почти в два раза превышают предыдущую оценку специалистов монополии. В мае 2009 г. Алексей Миллер утверждал, что капзатраты на строительство морского участка через Черное море и сухопутных участков через транзитные страны составят EUR8,6 млрд.

Несмотря на скептицизм многих экспертов, в «Газпроме» уверены в экономической целесообразности и востребованности «Южного потока». В компании полагают, что после 2020 г. объем потребляемого ЕС газа превысит 600 млрд. куб. м, в то же время собственная добыча в регионе сократится наполовину. «Экономическая эффективность проекта во многом зависит и от предоставления исключения из обязательного в странах Евросоюза принципа доступа третьих сторон, что позволит собственнику трубопровода в течение определенного периода располагать правом эксклюзивного использования всей его мощности»,— говорится в сообщении монополии.

Кроме отсутствия четких расчетов по объему необходимых инвестиций, нет определенности и в отношении окончательного маршрута «Южного потока». На сегодняшний день предполагается, что основная трасса европейского сухопутного участка проекта пройдет по Болгарии, Сербии, Венгрии, Словении до Австрии и Северной Италии. От нее будут сделаны отводы в Хорватию, Македонию, Грецию и Турцию. Из них последние три — с территории Болгарии. «На европейский берег «Южный поток» может выйти из моря в Болгарии: пока этот маршрут рассматривается в качестве основного, а также в Румынии. В настоящее время отрабатывается возможность вывода на побережье этой страны одной или двух ниток газопровода»,— заявил в интервью корпоративному журналу «Газпрома» начальник департамента по управлению проектами Леонид Чугунов, которое опубликовано в последнем номере. По его словам, от российского берега пойдут четыре нитки газопровода, коридоры для их прокладки еще предстоит выбрать. «Единственное, что пока можно сказать,— они не затронут исключительную экономическую зону Украины»,— отметил Леонид Чугунов.

Конкуренция партнеров

Время от времени обостряются отношения и между главными партнерами по «Южному потоку» — «Газпромом» и итальянской Eni. Камень преткновения тривиален — деньги. Неслучайно трубопровод в Европу имеет две цены: это стоимость газопровода до границы с Европой и цена всего комплекса, включающего сбытовые сети на территории почти всей Восточной Европы и Австрии. Также, как утверждает Константин Симонов, гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности, Москву не устраивает идея Рима включить Туркменистан в проект «Южный коридор». По сути это подразумевает в итоге объединение двух газопроводов-конкурентов — «Южного потока» с «Набукко».

По мнению экспертов, идея вызвана тем, что «Набукко» сейчас не может состояться в принципе: его просто нечем будет наполнить. Работать с Ираном Евросоюз не хочет из-за ядерной программы Тегерана. А туркменский газ в Европу не пустят прежде всего китайцы, которые инвестировали крупные финансовые ресурсы в газовую промышленность Туркменистана и заинтересованы в том, чтобы весь газ уходил в направлении их страны. Поэтому итальянцы пошли в обход. В июле этого года они предложили Азербайджану поучаствовать в транспортировке до 8 млрд. куб. м газа из Туркменистана в Европу. «Идея транспортировки сжатого газа теоретически позволяет включить Туркменистан в южный газовый коридор, что Россию не устраивает»,— отметил Константин Симонов.

Михаил Крутихин не так пессимистичен в отношении будущего «Набукко», оно представляется ему более радужным. «У «Набукко» дело пошло дальше, чем у «Южного потока». Настолько дальше, что не исключено: первые контракты по «Набукко» будут подписываться уже в середине следующего года. И решение об инвестициях могут быть приняты раньше, чем решения по «Южному потоку». Шансы «Набукко» мне видятся выше, так как это общеевропейский проект. А «Южному потоку» статус общеевропейского никто придавать не собирается, так как это труба, по которой пойдет исключительно российский газ, который в свою очередь хотя бы наполовину, но будет контролироваться «газпромовскими» структурами»,— сказал эксперт. По его словам, такая ситуация противоречит третьему пакету газовых и электрических директив, принятых в Европе, легализованных решением Европарламента, и «совершенно не устраивающих Россию ввиду своего антимонопольного характера».

Проект «Набукко» оценивается в $8-9 млрд. 40 млрд. куб. м газа для него обязался выделить Туркменистан. Из иракского Курдистана предлагают выделить 20-30 млрд. куб. м газа. Турция готова поставить до 10 млрд. кубов иранского газа, как своего, Азербайджан с месторождения «Шах-Дениз-2» может дать 10-12 млрд. куб. м газа. «Набукко» — это труба, которую строят потребители, а не поставщики газа. Поэтому, им решать, от кого и чей газ они хотят у себя сжигать»,— подытожил Михаил Крутихин.

Блеф ради альтернативы

На высшем политическом уровне РФ уверены в целесообразности «Южного потока», строительство которого должно минимизировать транзитные риски, связанные с экспортом российского газа на наиболее прибыльные европейские рынки через украинскую территорию. «Когда… «Южный поток» пытаются представить как попытку Москвы подсадить Европу на соответствующую энергетическую иглу из России, это выглядит как нечестное и, может быть, абсолютно неоправданное манипулирование. Это взаимовыгодные и абсолютно, на мой взгляд, деполитизированные в конечном счете вещи»,— заявил президент России Дмитрий Медведев.

Но эксперты также приводят аргументы, что проект «Южный поток» — это блеф, затеянный для получения контроля над украинской газотранспортной системой. Константин Симонов назвал его дорогим и ненужным. «Почему мы так бьемся за ГТС? Не секрет, что у «Южного потока» труба очень дорогая. Россия хотела бы избежать строительства дорогих и ненужных газопроводов. Какая альтернатива «Южному потоку»? Я думаю, что украинская ГТС. Потому мы и бьемся, чтобы избежать дорогих финансовых решений»,— отметил российский эксперт. По его словам, согласившись на газотранспортное совместное предприятие с «Газпромом», Украина могла бы добиться гарантий объемов транзита российского газа через украинскую ГТС. «Сейчас у Украины нет полноценных гарантий транзита. Если мы реально ведем речь о создании СП, то Украина вправе сказать: ребята, давайте пропишем там поправки к контракту, пропишем, чтобы эти гарантии были полноценными. Но сначала нужно принципиально решить, что СП будет, а потом вдаваться в детали»,— сказал директор Фонда национальной энергетической безопасности.

По словам Михаила Корчемкина, «Южный поток» сможет принести прибыль только при условии заполнения. По самым оптимистичным прогнозам «Газпрома», поставки трубопроводного газа в Европу, включая Турцию, в 2020 г. составят 225 млрд. куб. м. Если из этого объема вычесть поставки по газопроводам «Голубой поток», Ямал — Европа и в Финляндию, то на долю Украины останется менее 60 млрд. куб. м газа (при возможности прокачки 125 млрд. куб. м). «Если же оправдаются прогнозы Евросоюза, то украинский транзит не превысит 5 млрд куб. м в год. Понятно, что ради этих объемов затевать модернизацию украинской ГТС не стоит. Желание «Газпрома» в ней участвовать может указывать на то, что «Южный поток» — блеф, затеянный для получения контроля над украинской ГТС»,— заявил Михаил Корчемкин.

«Если бы были нормальные отношения с Украиной, если бы «Газпром» не требовал контроля над всеми звеньями цепочки передачи газа от скважины до конечного потребителя, то тогда при налаживании связей можно было бы вполне воспользоваться украинской системой передачи газа, расширив и модернизировав ее. Причем стоимость этого проекта была бы незначительной: для всей модернизации потребовалось бы примерно $4,5 млрд. Сравните с $23 млрд. или даже большей суммой, требующейся для строительства «Южного потока»!»,— отметил Михаил Крутихин.

Он расценивает перспективы идеи создания российско-украинского консорциума по управлению и развитию ГТС, которая была реанимирована в сентябре с.г., как незначительные. Потому что в планы Киева не входит передача консорциуму функций контроля над украинской трубой.

По данным Минтопэнерго Украины, на собрании ООО «Международный консорциум по управлению и развитию газотранспортной системы Украины», прошедшем 16 сентября, российская сторона предложила рассмотреть вопрос о перспективах участия Международного ГТК в управлении и развитии ГТС Украины, а также в эксплуатации отдельных западноукраинских подземных хранилищ газа на условиях аренды или в другой форме. Кроме того, участники совещания избрали главой Международного ГТК украинского министра топлива и энергетики Юрия Бойко.

Впервые идея создания газотранспортного консорциума возникла в ходе переговоров экс-президента Украины Леонида Кучмы и экс-президента, нынешнего премьер-министра России Владимира Путина в 2002 г. В 2003 г. было создано ООО «Международный консорциум по управлению и развитию газотранспортной системы Украины», в котором по 50% принадлежало «Нефтегазу» и «Газпрому». Однако консорциум так и не начал действовать, так как акционеры по-разному понимали его функции. Российская монополия настаивала на управлении всей украинской ГТС, а украинская сторона предлагала ограничиться строительством двух новых газопроводов: Богородчаны — Ужгород и Новопсков — Александров Гай.

Политический товар

В Украине на официальном уровне уже отказались от дипломатической тактичности и не скрывают, что амбиции «Газпрома» в отношении украинской ГТС и строительства «Южного потока» имеют сугубо политическую подоплеку. В частности, посол Украины при Европейском Союзе Константин Елисеев подчеркивает, что Киев рассматривает «Южный поток» исключительно как политический проект, который был придуман с целью давления на Украину. Дипломат отметил, что «Южный поток», по мнению украинской стороны, не оправдан ни с экономической, ни с технологической точек зрения. «Химический состав воды в Черном море абсолютно отличается от химического состава воды в Балтике. Воды Черного моря являются в определенной степени агрессивными. И потому необходима также и экологическая оценка»,— сказал посол. Он также отметил, что Россия знает о позиции Украины относительно «Южного потока».

А глава министерства энергетики и угольной промышленности Юрий Бойко на прошлой неделе признал политический характер топливно-энергетической сферы, о чем «раньше стыдливо умалчивали наши политики и эксперты». «Весь мир понимает, что 80% энергоносителей находятся под контролем либо государства, либо компаний, которые очень жестко контролируются государством. Только 20% находятся на свободном рынке и являются предметом свободной купли-продажи. Поэтому мы вынуждены считаться, что энергоносители всегда были, есть и будут политическим товаром, и учитывать это в своих реалиях»,— пояснил он. В этом контексте министр назвал планы по строительству «Южного потока» «самой болевой проблемой» для Украины.

История проекта «Южный поток» по диверсификации маршрутов поставок российского газа

В ноябре 2006 г. «Газпром» и Eni подписали Соглашение о стратегическом партнерстве, в соответствии с которым «Газпром» получил возможность c 2007 г. осуществлять прямые поставки российского газа на итальянский рынок. В соответствии с соглашением, действующие контракты на поставку российского газа в Италию продлены до 2035 г.

23 июня 2007 г. «Газпром» и Eni подписали Меморандум о взаимопонимании по реализации проекта «Южный поток». Меморандум определил направления сотрудничества двух компаний в области проектирования, финансирования, строительства и управления «Южным потоком».

18 января 2008 г. в Швейцарии была зарегистрирована компания специального назначения для строительства морской части газопровода South Stream AG. Учредителями компании на паритетной основе выступили «Газпром» и Eni.

В 2008–2010 гг. заключены межправительственные соглашения о реализации проекта с Австрией, Болгарией, Венгрией, Грецией, Сербией, Словенией и Хорватией.

«Газпромом» подписаны двусторонние соглашения о сотрудничестве по реализации проекта с уполномоченными национальными компаниями: сербским ГП «Сербиягаз», Венгерским банком развития (MFB), «Болгарским энергетическим холдингом ЕАД», оператором греческой газотранспортной системы DESFA, австрийской OMV.

Учреждена совместная проектная компания с ГП «Сербиягаз» для реализации проекта на территории Сербии — South Stream Serbia AG (доля участия ОАО «Газпром» — 51%, «Сербиягаз» — 49%). Зарегистрированы совместное предприятие с MFB — South Stream Hungary Zrt. (доли участия партнеров 50% на 50%), российско-греческое совместное предприятие South Stream Greece S.A. (50% на 50%).

19 июня 2010 г. ОАО «Газпром», Eni и французская энергетическая компания EDF подписали трехсторонний Меморандум, предусматривающий вхождение EDF в состав акционеров South Stream AG до конца 2010 г. за счет снижения доли Eni в совместной проектной компании. При этом доля EDF составит не менее 10%.

С 1 октября 2010 г. председателем совета директоров и главным исполнительным директором South Stream AG назначен Марсел Крамер.

Предусматривается, что морской участок газопровода пройдет по дну Черного моря от компрессорной станции «Русская» на российском побережье до побережья Болгарии. Общая протяженность черноморского участка составит около 900 км, максимальная глубина — более 2 км, проектная мощность — 63 млрд. куб. м. Для наземного участка от Болгарии рассматриваются два возможных маршрута — один на северо-запад, другой на юго-запад.

Для обеспечения подачи газа в газопровод «Южный поток» в необходимом объеме предполагается расширение газотранспортной системы на территории РФ: строительство дополнительных 2300 км линейной части и 10 компрессорных станций общей мощностью 1473 МВт. В настоящее время выполняются предынвестиционные исследования.





Просмотров: 807
Другие новости