Компании

все компании

Виктор Суслов: Дилемма украинской власти: как сохранить помощь МВФ, но не бороться с коррупцией

18 января 2018 года, 18:53
Виктор Суслов: Дилемма украинской власти: как сохранить помощь МВФ, но не бороться с коррупцией

На днях было опубликовано письмо Международного валютного фонда, адресованное Администрации президента Украины на имя главы АП Райнина. Позже было опубликовано также письмо Мирового банка, адресованное украинской власти. Оба письма утверждают, что поданный президентом Порошенко в Верховную Раду законопроект об Антикоррупционном суде не соответствует обязательствам Киева, которые записаны в Меморандуме о сотрудничестве МВФ и Украины. Также говорится о том, что этот законопроект не соответствует рекомендациям Венецианской комиссии. 

Главное замечание состоит в том, что принятие такого закона не будет способствовать усилению борьбы с коррупцией в Украине, поскольку этот законопроект не обеспечивает независимость Антикоррупционного суда, а порядок подбора судей, предложенный данным законопроектом, позволяет власти держать этот процесс в собственных руках (это может повлечь за собой назначение судей, которые не будут независимыми, а будут выполнять указания власти). Поэтому достаточно жестко говорится о том, что Украина может не получить следующих траншей от МВФ, а Мировой банк четко указывает, что Украина рискует потерять 800 миллионов долларов кредитных гарантий, которые МБ должен был ей предоставить в ближайшей перспективе. 

Таким образом, мы имеем конфликт между МВФ и украинской властью, который приобрел публичный характер. 

Следует помнить, что МВФ и Мировой банк — это не просто международные финансовые организации. Это — организации, которые выражают коллективную волю Запада, прежде всего, Соединенных Штатов Америки. США господствуют в МВФ, имеют право вето на его решения. Не случайно позиция международных финансовых организаций была публично поддержана послом США в Украине Йованович в недавнем интервью в одном из украинских изданий. Таким образом, мы имеем конфликт между МВФ и украинской властью, который приобрел публичный характер 

Согласно уставу, МВФ, конечно, не должен заниматься построением антикоррупционных систем в странах, которые он кредитует. Но поскольку Фонд принимает решение о предоставлении кредитов, он может использовать условия, необходимые для этого, для давления на ту или иную страну, дабы заставить ее проводить такую политику, которую в МВФ считают нужной. 

Момент для давления на Украину выбран крайне удачный. Как известно, программа сотрудничества между Украиной и МВФ находится на грани срыва. В прошлом году Украине удалось получить всего 1 миллиард долларов от МВФ. При этом Киев заплатил Фонду 1 миллиард 300 миллионов долларов. Негативное сальдо торгового баланса возрастает. Давление на гривну усиливается, и она начала падать. Деньги МВФ сегодня нужны, что называется, «позарез». 

Украина не выполнила и ряд других условий по программе сотрудничества между ней и МВФ. В частности, она не провела повышение цен на газ для населения, что нужно было сделать еще осенью 2017 года. Также не был создан рынок земли сельскохозяйственного назначения. Вместо этого Верховная Рада продлила мораторий еще на год, а президент подписал такой закон, а не ветировал его. 

Но больше всего международные организации и Запад беспокоит то, что в Украине не идут реформы, а уровень коррупции не снижается, а даже растет. У них появились опасения за судьбу своих денег. Они понимают, что бесконечно давать кредиты, которые идут на «проедание» и разворовывание, невозможно, так как увеличивается вероятность того, что эти кредиты им не вернут. 

Украинская власть, в свою очередь, связана обязательствами перед Западом по созданию системы органов по борьбе с коррупцией. А в силу сложившейся традиции, эта власть хочет контролировать все, в том числе суды и антикоррупционные органы. Украина не выполнила и ряд других условий по программе сотрудничества между ней и МВФ. В частности, она не провела повышение цен на газ для населения, что нужно было сделать еще осенью 2017 года. Также не был создан рынок земли сельскохозяйственного назначения 

Это вполне получилось по отношению к Национальному агентству по борьбе с коррупцией (НАПК), которое, судя по заявлениям его некоторых высокопоставленных сотрудников, лояльно к власти и в основном согласовывает кандидатов, прежде чем начать против них антикоррупционные расследования.   

При этом наша власть «обожглась» на Национальном антикоррупционном бюро. Она действительно дала промашку — это бюро оказалось ей в основном неподконтрольно и заводит реальные дела против достаточно известных чиновников и политических деятелей без санкции «сверху». Плюс весьма ограниченный контроль над Антикоррупционной прокуратурой. Поэтому начались конфликты между НАБУ и Генеральной прокуратурой, между НАБУ и Министерством внутренних дел, между Генеральной прокуратурой и Антикоррупционной прокуратурой и т.п. Ситуация усугубилась публичными заявлениями руководителей названных антикоррупционных органов с жалобами на давление «сверху». 

Такие конфликты сами по себе резко подрывают репутацию Украины. 

С другой стороны, создать сейчас независимый Антикоррупционный суд — это значит замкнуть антикоррупционную систему. Ведь, что бы там ни делало НАБУ, если дела попадают в зависимые от власти суды, они ничем не заканчиваются, условно говоря, суды никого не сажают. А если будет создан Антикоррупционный суд, то, независимо от власти, могут выноситься реальные приговоры. Либо нужно делать все, что говорят на Западе, соглашаясь с тем, что мы фактически утратили свой суверенитет, что Украина уже находится под внешним управлением, что с помощью траншей, кредитных программ и рекомендаций ею начинают управлять извне 

Наша власть прекрасно помнит, чем завершилось построение подобной антикоррупционной системы с подачи Запада в целом ряде стран Восточной Европы. Самый яркий пример — Румыния, где в тюрьму посадили брата бывшего Президента Румынии Мирчу Бэсеску, посадили также бывшего Премьер-министра Адриана Нэстасе, при котором и был создан антикоррупционный директорат. Посадили двух лидеров партий, 11 министров, 39 депутатов, 14 сенаторов, сотни чиновников помельче и судей. Конечно, повторять такой опыт и испытывать его на себе украинская власть не хочет. 

Потому сейчас Украина стоит перед интересным выбором. 

Либо нужно делать все, что говорят на Западе, соглашаясь с тем, что мы фактически утратили свой суверенитет, что Украина уже находится под внешним управлением, что с помощью траншей, кредитных программ и рекомендаций ею начинают управлять извне. И очень рисковать будущим своей «политической элиты». 

Либо сопротивляться и не выполнять требований Запада. Это будет значить лишить себя дополнительного финансирования в условиях, когда Украина уже в значительной мере разрушила свою экономику. Тогда становится возможен дефолт, резкое падение гривны, скачок цен, социальные проблемы. И все это опять-таки может закончиться плохо для действующей власти. 

Либо же можно искать другие выходы. Так, например, некоторые страны становились более авторитарными, переходили к диктаторским режимам, пытаясь удержать власть силой. 

В общем, любой из этих вариантов плохой для Украины. Думаю, что сейчас будут прилагаться большие усилия, чтобы как-то договориться с США и другими западными странами о продолжении кредитования и предоставления другой поддержки без выполнения всех условий, которые требуются по борьбе с коррупцией и проведению реформ. Сейчас Украина стоит перед интересным выбором 

Сильным аргументом украинской власти может быть тот, что борьба с Россией важнее для Запада, чем борьба с коррупцией в Украине. И что готовность действующей украинской власти самым активным образом участвовать в этой борьбе должна быть принята во внимание. 

Однако убедить Запад в том, что западные интересы важнее для Запада, чем западные ценности, едва ли получится. Западу проще сделать ставку на другую команду, которая будет обеспечивать западные интересы и уважать западные ценности.


По материалам: Униан





Просмотров: 174