Компании

все компании

Богдан Данилишин: Как дать импульс нашей экономике

27 сентября 2017 года, 10:25
Нужно усвоить — ситуация в экономике Украины такова, что денежно-кредитная политика уже не должна сводиться лишь к сдерживанию инфляции

Новацией «Основ денежно-кредитной политики на 2018 год и среднесрочную перспективу» стало то, что в них вместо термина «денежно-кредитная политика», предлагается в дальнейшем применять термин «денежно-кредитная (монетарная) политика». Казалось бы, незначительное уточнение? На самом деле, это важное новшество.

Конечно, в качестве монетарного устройства подразумевается механизм, который в первую очередь даст возможность осуществлять качественное прогнозирование, контроль динамики и регулирование установленных Нацбанком целевых показателей инфляции как в годовой перспективе, так и в более долгосрочном периоде.

Важно осознавать пределы, в которых Нацбанк может воздействовать на рост цен. Думаю, стоит это понимать и тем критикам, которые уже сейчас, за квартал до окончания года, спешат обвинить НБУ в невыполнении «таргета» по инфляции на 2017 год. Инфляция в Украине не представляет собой исключительно монетарный феномен. Во всем мире инфляция – явление многофакторное. В ней много составляющих. Если сегрегировать составляющие на монетарные и немонетарные, то вторых, допускаю, не окажется больше, но пренебрегать их вкладом в рост цен никак нельзя. Это в полной мере касается и Украины. К примеру, тарифы национальных естественных монополий и инфраструктурных монополистов влияют на уровень цен в нашей стране. Влияет на цены и стоимость энергоресурсов, которые мы, преимущественно, импортируем. Может ли Нацбанк содействовать сдерживанию роста тарифов отечественных инфраструктурных монополистов или влиять на мировые цены на нефть, газ или уголь? Вопрос риторический. Я не снимаю ответственности с Нацбанка в отношении инфляционной динамики, но призываю быть корректнее в оценках.

Мы должны иметь возможность стабилизировать циклические изменения ВВП
Однако не только в целях осуществления инфляционного таргетирования мы говорим о монетарной политике. Сейчас в международной практике выделяется несколько режимов монетарного устройства. Три режима, которые являются наиболее известными для отечественных специалистов, таковы:

- таргетирование инфляции;

- таргетирование валютного курса;

- монетарное таргетирование.

 

Монетарное таргетирование в качестве промежуточной цели своего регулирования принимает один из денежных агрегатов, обычно это бывает денежный агрегат М2 или так называемая «широкая» денежная масса М3. Следовательно, монетарное таргетирование предусматривает контроль за динамикой соответствующего денежного агрегата и за его воздействием на уровень инфляции и динамику ВВП.

Почему я хочу привлечь внимание именно к монетарной политике? Давайте обратимся к классикам, оспаривать авторитет и ценность научного наследия, которых сложно — Джону Мейнарду Кейнсу и Милтону Фридману.

Если говорить коротко, основная суть идей Кейнса состояла в активизации совокупного спроса с целью стимулирования производства и предложения товаров и услуг. В работе «Общая теория процента, занятости и денег» он выступил в качестве оппонента А.Смита и заявил о необходимости активной роли государства в экономических процессах. В качестве важнейших методов Кейнс, наряду с прямыми инвестициями со стороны державы, указывал на содействие со стороны государства инвестициям через регулирование уровня процентной ставки. Рассматривая два способа регулирования предложения товаров и спроса на них — бюджетный и монетарный — Кейнс отдавал предпочтение первому (особенно в период спада в экономике, во избежание «ловушки ликвидности»). Однако, методы монетарного воздействия он считал очень важными. В частности, одну из практических мер реализации своих идей Кейнс видел в снижении процентных ставок по кредитам. Это должно сделать более выгодным вложение средств в реальную экономику, обеспечив переток капитала в производственный сектор.

В свою очередь, Фридман был убежден в том, что между динамикой ВВП и динамикой денежной массы существует четкая корреляционная связь, о чем он (в соавторстве с Шварцом) писал в фундаментальном труде «Монетарная история Соединенных Штатов». В этой же книге постулируется, что постоянный прирост денежной массы является важнейшим фактором устойчивого роста экономики. Для США Фридман считал целесообразным уровень прироста денежной массы в пределах 4-5% в год, что, по его мнению, должно обеспечить прирост ВВП США на уровне 3% в год. Очевидно, нужно дискутировать о конкретных цифрах изменения денежной массы в контексте той или иной страны и экономической ситуации в ней, однако, игнорировать важность мер монетарной политики в плане их воздействия на экономическую динамику по меньшей мере наивно. 

Я намеренно привел позиции не просто наиболее авторитетных экономистов в истории, но и подобрал точки зрения именно Кейнса и Фридмана потому, что в известной мере они представляют противоположные лагеря в мировой экономической мысли. Тем не менее, обе наиболее популярные экономические школы ставят во главу угла монетарную политику. По большому счету различие состоит в том, что последователи Кейнса считают нужным регулировать монетарную политику непосредственно в процессе ее осуществления, а сторонники Фридмана придерживаются приоритета долгосрочных аспектов. То есть, речь идет о разных временных характеристиках. Но и те, и другие (монетаристы в большей степени, кейнсианцы в меньшей степени) считают крайне важной роль монетарной политики, пусть и делают акцент на применении разных ее инструментов. 

В существенной мере опираясь на научное наследие Кейнса и Фридмана, а также наблюдая на примере Центробанков развитых и развивающихся государств смещение акцентов в сторону охвата более широкого круга вопросов, мы и пришли к пониманию того, что НБУ следует расширить аспекты проводимой политики. При этом я хочу решительно отмести возможные упреки в том, что, якобы, предлагается начать «массово печатать деньги» - на самом деле речь идет о нахождении оптимальной зависимости между приростом денежной массы, темпами наращивания ВВП и динамикой цен.

- декабрь 2018 года — 6% (с допустимым диапазоном колебаний ±2 процентных пункта);

- декабрь 2019 года — 5% (с допустимым диапазоном колебаний ±1 процентный пункт);

- декабрь 2020 года — 5% (с допустимым диапазоном колебаний ±1 процентный пункт).

Но, в нынешних условиях конечным макрокритерием эффективности как монетарной, так и денежно-кредитной политики является не курс валюты, не уровень инфляции, не  показатели денежных агрегатов или их динамика. Думаю, что сейчас таким критерием является максимальная возможность использования потенциала банковской системы Украины для содействия росту и структурной трансформации экономики страны. В том числе, и оптимальное - в плане лавирования между приемлемой инфляцией и желательными темпами экономического роста — обеспечение субъектов предпринимательской деятельности и домохозяйств денежной массой, снижение трансакционных издержек при получении ими банковских займов. 

К чему, с моей точки зрения, мы должны стремиться в среднесрочной перспективе? Нужно усвоить — ситуация в экономике Украины такова, что денежно-кредитная политика уже не должна сводиться лишь к сдерживанию инфляции во что бы то ни стало. Денежно-кредитная политика, а в тактической перспективе — монетарная политика, вместе с достижением ценовой стабильности, должна создавать предпосылки для роста деловой активности, для формирования платежеспособного спроса, соответствующего возможностям выпуска в национальной экономике (сейчас, судя по всему, потенциальные производственные возможности экономики превышают платежеспособный спрос). В среднесрочной перспективе мы должны иметь возможность стабилизировать циклические изменения ВВП при помощи мер монетарной политики, а со временем, возможно, перейти к таргетированию ВВП. Умелое использование этого режима, если мы начнем трансформацию модели развития экономики Украины, позволит экономике страны в гораздо меньшей степени, чем сейчас, зависеть от изменчивой конъюнктуры внешних рынков.

По материалам: НВ





Просмотров: 319