Леся Выговская: Похмелье социализма. Как Украина стала энергетической черной дырой

5 декабря 2016 года, 15:13
Субсидии для потребителей энергоресурсов и отсутствие инвестиций не позволяют стране модернизировать энергетическую сферу.

Украина попала в порочный круг, который не может разорвать десятилетиями. Отечественная экономика в среднем в 3–5 раз более энергоемкая, чем в развитых странах. Да и среди бывших членов посткоммунистического лагеря трудно найти такую, где бы так бездумно растрачивали ресурсы, как у нас.

В результате предприятия проигрывают в конкурентной борьбе, экономика не растет, огромные суммы государственных средств приходится направлять не на модернизацию, а на поддержку беднеющего населения. Только в 2015–2016 годах на государственную программу субсидий было выделено 64,5 млрд грн, а на энергосберегающие программы — в 80 раз меньше.

“Сегодня Украина не просто отстает от других стран, это отставание увеличивается, в том числе за счет технического и технологического прогресса развитых стран-конкурентов”,— говорит старший консультант отдела услуг в области устойчивого развития компании EY в Украине Андрей Китура.

Плохая наследственность и вредные привычки

Высокую энергоемкость наша страна получила в наследство. Согласно данным Международного энергетического агентства, для создания $ 1 валового внутреннего продукта (ВВП) в УССР в 1987 году тратили 0,9 т нефтяного эквивалента. Такой показатель сохранялся вплоть до начала 2000‑х. И только в 2006 году он снизился до 0,47 т, а в 2013‑м — до 0,33 т. И сейчас сохраняется на уровне 0,31 т. Но этот прогресс объясняется отнюдь не модернизацией, а снижением объема промышленного производства.

В развитых странах на производство $ 1 ВВП используют 0,11 т нефтяного эквивалента. Да и наши экс-партнеры по соцлагерю рванули вперед. В Венгрии этот показатель составляет 0,14 т, в Польше — 0,1 т, в Беларуси — 0,17 т, в богатой нефтью и газом России — 0,21 т.




“На фоне показателей наших соседей становится очевидным, что Украина на протяжении последних 25 лет очень плохо занималась вопросами энергоемкости и энергоэффективности”,— говорит руководитель сектора энергетики Офиса эффективного регулирования Алексей Оржель.

Значительную часть вины за такое состояние дел следует возложить на промышленность, которая потребляет половину всей энергии в стране. Украине в наследство от СССР достались огромные металлургические, химические и машиностроительные предприятия. Что уже делает украинскую экономику более энергоемкой, чем, например, экономика Польши.

Другая проблема кроется в том, что государство и новые владельцы этих заводов в последние 25 лет предпочитали их не модернизировать, а выжимать максимум из советского наследия и госбюджета. Основной причиной пренебрежительного отношения бизнеса к повышению энергоэффективности, по словам менеджера поддержки Национального совета реформ и советника Администрации президента Натальи Бойко, были низкие дотационные цены на энергоносители для отдельных секторов экономики и возможность содержания предприятий за государственный счет. “В таких условиях неудивительно, что мало кто работал над тем, чтобы использовать меньше энергоресурса на производство продукции”,— говорит она.

Не менее значительные потери энергии и в жилищно-коммунальном хозяйстве, потребляющем еще 40–50 % электроэнергии и природного газа. Согласно данным исследования Мониторинг энергоэффективности Украины, которое проводили эксперты Программы развития ООН и Глобальный экологический фонд, улучшить ситуацию в целом по стране можно прежде всего за счет ЖКХ.

При достаточном финансировании мероприятий по энергоэффективности, по информации главы общественной организации Комитета энергетической независимости Украины Ивана Надеина, потенциально можно снизить объем энергии, которая затрачивается на производство $ 1 ВВП, на 34 %. Повышение энергоэффективности в промышленности даст еще 28 %, в секторе трансформации электроэнергии — 21 %, в секторе услуг и сельском хозяйстве — 12 % и 4 % соответственно. Если все это сделать, то по энергоемкости наша экономика выйдет на уровень Польши.

Статус-кво

Мешает выходу из порочного круга популизм украинских политиков. Специалисты Центра экономической стратегии (ЦЭС) и компания VoxUkraine, проанализировав основные показатели масштабной программы субсидий, пришли к выводу, что щедрые льготы для населения лишают потребителей стимулов расходовать меньше, переходить на другие виды топлива или осуществлять мероприятия по энергоэффективности, уверена Марта Кузьмина, старший экономист ЦЭС.

По информации НАК Нафтогаз Украины, жители индивидуальных домов, которые получали субсидию, использовали на 73 %, а многоквартирных — на 23 % газа больше, чем те, кто ее не получал. “Потребители не экономят энергию, которую к тому же часто нечем измерить. Они умеют экономить только деньги — при чем не чьи‑то, а свои”,— говорит вице-президент Энергетической ассоциации Украины Александр Рогозин.

Поэтому для того, чтобы государство сократило объем льгот, ему выгодно поделиться экономией и сделать субсидиантов партнерами, а не равнодушными наблюдателями, которые воспринимают энергию как данность. Это можно сделать за счет монетизации субсидий. То есть предоставлять потребителю не скидки, а живые деньги, которые они могут потратить по своему усмотрению. Сейчас такая возможность обсуждается в правительстве.

Размер инвестиций, необходимых для энергомодернизации жилого сектора, Надеин оценивает в сумму свыше 800 млрд грн. “Это два годовых украинских бюджета. И очевидно, что львиную долю расходов должны взять на себя частные инвесторы и домохозяйства”,— рассуждает он.

Потребители не экономят энергию, они умеют экономить только деньги 
Александр Рогозин, 
вице-президент Энергетической ассоциации Украины
На промышленных предприятиях мероприятия по энергоэффективности не проводятся из‑за отсутствия финансовых ресурсов. Сейчас, по мнению Китуры, даже таким крупным компаниям, как ДТЭК, Метинвест и Ferrexpo, сложно взять новые займы под энергосберегающие программы, поскольку они имеют проблемы с возвратом старых кредитов.

Да и в целом бизнес в Украине если и проводит модернизацию, то только такую, которая делает производство более рентабельным, а энергоэффективность отходит на второй план. “Например, большинство металлургических предприятий отказались от сжигания газа в пользу технологии пылеугольного вдувания. Но это не повышает энергоэффективность, а лишь снижает затраты за счет более дешевого топлива”,— рассказывает Рогозин.



Ну и наконец, монополизация в топливно-коммунальной сфере делает любую энергомодернизацию делом неблагодарным. “Конкуренция в ТКЭ и электроэнергетике отсутствует, а система тарифообразования не способствует снижению себестоимости”,— говорит заместитель начальника департамента по энергоэффективности НАК Нафтогаз Украины Алексей Хабатюк.

В результате поставщики тепла и энергетики больше заинтересованы не в снижении потребления, а в получении денег из госбюджета. “К примеру, правительство по‑прежнему продолжает предоставлять кросс-субсидии на электроэнергию для населения и скрытые субсидии на газ. А прямые государственные субсидии для государственных угольных предприятий пытаются восстановить, хотя ранее планировали полностью отказаться от такого подхода”,— рассказывает Хабатюк.

Давление будет расти

Если что‑то и подталкивает украинцев экономить, так это трудности. Так, рост тарифов для населения и повышение прозрачности и адресности субсидий побудили наших граждан утеплять свои дома и устанавливать счетчики самостоятельно. Из госбюджета на эти цели выделили 894 млн грн на возмещение средств по так называемым теплым кредитам. То есть государство возмещало часть затрат потребителей на мероприятия по снижению потребления энергии. И этот ресурс практически полностью был выбран домохозяйствами еще в первой половине года.

“Наиболее значимыми событиями для энергоэффективности были газовые войны 2006 и 2009 годов и тарифная либерализация 2014–2016 годов в сфере электроэнергии, газа и тепловой энергии. Которая, кстати, еще не проявила себя в полной мере, поскольку только с 1 октября 2016‑го только начала действовать де-факто”,— говорит Хабатюк.

Правда, не кнутом единым следует повышать энергоэффективность украинской экономики, отмечают эксперты. Пока на стимулирующие программы повышения энергоэффективности по примеру теплых кредитов не найдут средств, сдвига мы не увидим,говорит Китура.

Но и до того, как состояние экономики улучшится и в страну начнут приходить инвестиции, правительству есть над чем работать. Институциональная и нормативная база, регулирующие энергетическую сферу, сегодня являются олицетворением бюрократии. Так, например, в рейтинге инвестиционной привлекательности Всемирного банка Doing Business Украина находится на 130‑м месте по легкости подключения к системе электроснабжения среди 150 стран мира. Улучшение в этой области и инвестклимата в целом позволит привлечь такие необходимые для нашей страны инвестиции.

По материалам: Новое Время





Просмотров: 5974

Компании

все компании