Компании

все компании

Дополнительный импортный сбор убьет украинского производителя

24 февраля 2015 года, 08:58

Правительство утверждает, что дополнительный импортный сбор 5% и 10% поможет сохранить резервы, пополнить бюджет и защитить украинского производителя одновременно, хотя так не бывает, пишет Дело.

На прошлой неделе, в ходе презентации обновленного под требования МВФ бюджета, министр финансов Украины Наталия Яресько рассказала и о налоговых изменениях. В частности, правительство планирует расширить прогрессивную шкалу налогообложения физлиц, увеличить ставку ренты за использование недр для добытчиков с 20% до 70%, изменить критерии для применения понижающего коэффициента единого социального взноса. Кроме того, Яресько подтвердила намерение Кабмина внедрить самое загадочное, с точки зрения логики, решение — временный импортный сбор, или дополнительную пошлину в размере 5% (для непродовольственного импорта) и 10% (для продовольственного).

По словам Яресько, Кабмин заканчивает составление списков критического импорта, который дополнительными сборами облагаться не будет. В «критический» у нас, напомним, входит энергетический импорт и некоторые классы лекарств. В течение нескольких дней после этого закон, принятый в 28 декабря 2014 года, вступит в силу.

Особенно привлекают внимание взаимоисключающие задачи, которые ставит перед собой правительство, вводя импортный сбор: выровнять платежный баланс, увеличить поступления в бюджет и защитить внутреннего производителя.

Увеличить поступления в бюджет

Итак, Яресько заявила, что сбор позволит пополнить бюджет на 17,6 млрд гривень. Для четкости картинки напомним — бюджет на 2014 год предполагал 15,63 млрд поступлений от импортных пошлин. По факту было собрано 12,61 млрд. Сейчас Кабмин предлагает заложить в бюджет поступления на уровне 33,6 млрд. За счет чего же мы ожидаем рост поступлений более чем в 2,5 раза?

Конечно, по сравнению с 1 января 2015 курс вырос на 77% — с 15,79 грн/долл. до 28 грн. Но 77% роста поступлений за счет этой разницы не обеспечит 166% роста доходов бюджета, даже если 10% пошлиной обложить абсолютно все. Но дело в том, что в течение всего прошлого года импорт сокращался — по сравнению с 2013 годом объем товаров сократился на 28,3%. При этом 10,5% от общего объема — это газ, который относится к критическому импорту и доппошлиной облагаться не будет.

Сокращение объемов импорта, согласно отчету Нацбанка, было обусловлено, во-первых, падением реального эффективного курса гривни (курса, скорректированного на инфляцию), во-вторых — сокращением внутреннего потребления. Так, розничное потребление сократилось на 8,6% в результате снижения покупательной способности населения. Промышленное производство потеряло 10,7%.

Например, импорт нефти сократился в 4,3 раза из-за остановки всех нефтеперерабатывающих заводов. Одна из основных статей неэнергетического импорта — машиностроение — сократилась на 38%, в первую очередь из-за легковых автомобилей (их завезли в 2,5 раза меньше). Автодилеры говорят, что такого низкого спроса на машины не было с начала 90-х. И эти тенденции никуда не денутся — зарплаты украинцев не успевают за инфляцией, растет безработица и неуверенность в завтрашнем дне, а предприятия уничтожаются боевиками и закрываются.

Выровнять платежный баланс

Импорт сокращается, но в Минфине говорят, что это хорошо. Суть введения дополнительного импортного сбора именно в том, чтобы импорт сокращался, а не в том, чтобы обеспечивать поступления в бюджет. «Любая импортная пошлина — это не фискальный инструмент, фискальная функция у нее — побочная, это тарифные методы регулирования экспорта и импорта, способ уменьшить объем импорта, чтобы сохранить валюту», — объясняет политику пошлин Минфин (при этом, повторимся, анонсируя невероятный рост поступлений в бюджет).

Если мы начинаем импортировать гораздо больше, но при этом совсем не увеличиваем экспорт, происходит девальвация нацвалюты, потому что растет спрос на валюту. Государство может удержать курс на определенном уровне, используя валютные резервы, или сократить в принудительном порядке объем импорта. Для давления на импорт могут применяться два механизма — тарифное регулирование и нетарифное. К тарифному регулированию относятся пошлины, к нетарифному — введение квот.

Тут стоит отметить, что поскольку импорт сокращался значительно стремительнее, чем экспорт, за год показатели баланса внешней торговли существенно улучшились — если за 2013 год отрицательное сальдо составляло $13,53 млрд, то в 2014 дефицит сократился до $486 млн. Но гривню это не спасло. Ничтожный для нашей страны объем торгов на межбанковском валютном рынке намекает нам — валютная выручка экспортеров не может выровнять платежный баланс, потому что на межбанк она не попадает. А все административные ограничения НБУ не просто не работают, но и стимулируют реальный сектор придерживать валюту за границами родины, уберегая прибыль от потерь на курсах. Так что корреляция между курсом и объемами внешней торговли у нас, мягко говоря, не явная.

Стать адекватным участником международной торговли

Украина уже подала во Всемирную торговую организацию заявку на изменение условий своего членства и готовится начать консультации по дополнительным пошлинам.

Всемирная торговая организация настороженно относится к нетарифным методам ограничения из-за рисков, связанных с соблазном использовать квоты не с целью регулирования платежного баланса, а с целью предоставления конкурентных преимуществ определенным секторам и определенным производителям. Именно этим Минфин объясняет нежелание идти путем исключений и установить разные ставки. Так появилась идея единых ставок 5% и 10% на все позиции, кроме жизненно необходимых товаров — энергоносителей и медикаментов.

Действительно, статья 12 Генерального соглашения о торговле и тарифах ВТО дает стране право «ограничить количество или стоимость товара, разрешаемого к импорту», но эти меры «не должны быть более значительными, чем это требуется для предотвращения неминуемой угрозы серьезного сокращения ее валютных резервов или остановки такого сокращения», к тому же, «для достижения этих целей желательно, насколько это возможно, принимать меры, которые скорее расширяют, нежели сокращают международную торговлю», — отмечается в Соглашении.

Есть еще одна проблема — с апреля 2014 года украинская торговля с Евросоюзом существует в формате односторонних преференций — мы экспортируем товары в ЕС по сниженным пошлинам или без пошлин вовсе, при этом со своей стороны пошлины мы не снизили даже после подписания Соглашения об Ассоциации. Ввиду сложной экономической ситуации ЕС пошел на такие уступки, но введение дополнительных пошлин в такой ситуации вписать в торговое соглашение будет гораздо сложнее.

Как бы там ни было, сигналы от ВТО и Евросоюза поступают положительные, во всяком случае, так утверждают наши дипломаты. По факту, в Евросоюзе выразили надежду, что «решение будет принято в соответствии со всеми нормами ВТО», что предполагает обоснование по всем товарным позициям и компенсационные меры, которые Украина должна предложить партнерам по Организации. В общем, это будет непросто — опыт у нас уже был, когда в 2012 году Украина подавала в ВТО заявку о пересмотре своих тарифных обязательств и повышении пошлин на 371 товарную позицию. Тогда разразился скандал, 30 стран-членов ВТО и Европейский Союз призвали отозвать эту заявку, а США обвинили Украину в непрозрачности действий.

Защитить украинского производителя

Введение импортных сборов, как способ защиты рынка от засилья импорта и способ поддержки производителя — еще одно объяснение, озвученное Минфином, оно же самое популистское. Потому как дополнительный сбор коснется не только товаров конечного потребления, или товаров, которые «формируют негативное сальдо торгового баланса», а вообще всего. Более того, если бы пошлины помогали развивать промышленность внутри страны, «Таврия» была бы хоть немного похожа на VW.

По словам Оксаны Продан, замглавы комитета ВР по вопросам налоговой политики, пошлины поднимут цены на сырье для производителей, что, в свою очередь, повысит цены на готовый товар. И почувствуют действие пошлин вполне рядовые граждане. Просто убеждение, что в Украине можно найти заменители любого сырья, не имеет ничего общего с реальностью. Мы опросили производителей из различных отраслей, чтобы понять, насколько они зависят от импорта сырья.

Например, производитель бытовой химии ТМ Barbuda импортирует около 90% сырья для своего производства. По словам генерального директора компании, Александра Варобья, в Украине можно приобрести соль и воду, иногда — спирт, и то, дороже российского или азербайджанского. В целом, рынок сырья в нашей стране не развит, уверен он.

Руководитель еще одного предприятия по производству бытовых товаров, ТМ De La Mark Алексей Вареникин утверждает, что импортировать сегодня приходится 99% сырья — если раньше и можно было найти хоть что-то отечественное, то сейчас многие предприятия оказались в зоне боевых действий или под оккупацией. Так, кальцинированная сода производилась в Красноперекопске, соль — в Лисичанске, один из видов ПАВ (поверхностно-активных веществ) — в Луганске. «На сегодняшний день ни один из компонентов стирального порошка в Украине купить невозможно. Я бы с удовольствием покупал, если бы они были», — сетует Вареникин. В итоге бытовую химию производят из французских, немецких и греческих составляющих, цена на которые за год выросла на 100% из-за девальвации гривни и сложностей с доступом к валюте. «Разве что пищевую соль мы берем у белорусов, они нас выручают», — рассказывает гендиректор.

Интересно, что и производители пищевых продуктов зависят от импорта. Менеджер по продажам и развитию закарпатского винного завода Contar Ольга Тоичкина рассказывает, что, хотя вино и делается из украинских продуктов, по части комплектующих производство на 80% опирается на импорт: бутылка, картон, винная бумага, пробка. «Будем дорожать, так как в Европе все комплектующие — только по предоплате», — прогнозирует она.

Известный производитель украинской обуви, Алина Качаровская, говорит, что им проще -кожу и резиновую подошву они закупают в Украине. Но вся фурнитура — пуговицы, молнии и т.д. — также импортируется, хотя и не напрямую.

Конечно, готовый продукт произведенный на территории Украины, даже полностью произведенный из завезенного сырья, будет дешевле импортного. «Я в целом знаю рынок в своем сегменте. Импортные товары сейчас падают в продажах, с повышением курса валют разница в цене становится слишком большой. У меня два бренда, немецкий и украинский, немецкий уже зависает в точках и почти не продается», — рассказывает Воробей.

«Импортный сбор, с одной стороны, делает импорт менее конкурентоспособным, с другой — сырье и материалы импортируются, что повышает себестоимость продукции. Оптимальный для украинского производителя вариант — при котором сырье не облагается сбором, а готовый продукт облагается», — резюмирует предприниматель. Действительно, такой подход обеспечил бы конкурентное преимущество украинских производителей не только на внутреннем рынке, но и на внешних. В сегодняшнем виде сбор навредит производителю, вызовет удорожание товаров для и так беднеющего населения, при этом совсем не факт, что укрепит курс, и уж точно не обеспечит 32 млрд поступлений.


По материалам: Капитал





Просмотров: 852
Другие новости