Компании

все компании

Финансовый кризис глазами украинских финансистов

20 февраля 2015 года, 12:16

18 февраля в стенах Верховной рады прошли парламентские слушания «О путях стабилизации банковской системы Украины». В сессионном зале собралась «финансовая элита» Украины, чтобы обсудить текущий кризис в банковской сфере, и то, как вернуть доверие к финансовой системе Украины.

«Под купол» были приглашены действующие руководители финансовых регуляторов, экс-главы НБУ, профильные депутаты, топ-менеджеры банков, независимые эксперты, представители банковских ассоциаций и ученые.

В отличие от недавнего выступления главы НБУ Валерии Гонтаревой перед парламентариями, нынешнее мероприятие проходило в более конструктивном русле. Участники старались друг друга услышать, а некоторые из присутствовавших серьезно подготовились к выступлению с презентациями.

Начались слушания с речи главы НБУ, выступление которой не уместилось в отведенные регламентом 15 минут. Сразу за ней выступил глава профильного комитета ВР – Сергей Рыбалка.

После этого слово взял представитель Минфина Виталий Лисовенко, за которым последовали выступления экс-глав НБУ Степана Кубива и Владимира Стельмаха.

Конструктивная атмосфера в зале сохранялась до тех пор, пока за трибуной не появился глава Радикальной партии Олег Ляшко, который стал рассказывать в своей привычной манере о том, как «Гонтарева наживается на украинцах». Стоит отметить, что за день до мероприятия лично президент Петр Порошенко попросил его извиниться за оскорбления главы НБУ, но последний решил этого не делать. Конфликт продолжался недолго, и глава НБУ вскоре покинула парламент.

Следом за Ляшко выступили заместитель главы Финмониторинга Украины Андрей Ковальчук и депутат от «Народного Фронта» – экс-глава Нацкомфинуслуг Максим Поляков, который, вскользь упомянув о перспективах кредитных союзов, перешел к требованиям ареста и отставки Валерии Гонтаревой.

Дальше мероприятие проходило уже в более спокойной атмосфере, которая была нарушена лишь единожды – участниками движения «Финансовый майдан», требовавшими пересчета валютных кредитов по курсу 5,05 грн/$.

Что касается сути выступлений, то мнения участников по поводу необходимых шагов и возможных перспектив были достаточно противоречивыми. Например, экс-глава НБУ Владимир Стельмах утверждал, что Нацбанк дал недостаточно рефинансирования банкам, в то время как нынешняя глава регулятора уверена, что ликвидность на рынке есть.

Некоторые предложения экспертов были откровенно нереалистичными в нынешних условиях – как, например, поднятие планки гарантированных выплат от ФГВ (у последнего только за прошлый год кассовый разрыв составил более 30 млрд гривен). Банкиры же в основном говорили о «наболевшем», в частности – о валютных кредитах и вариантах выхода из ситуации с оттоком депозитов и катастрофическим падением доверия к банкам.

По итогам заседаний будет подготовлен «Проект рекомендаций», за который должна проголосовать Верховная рада. Первичный вариант этого документа есть в распоряжении Forbes.

 

Forbes представляет основные тезисы выступлений десяти украинских финансистов, представляющие их видение специфики украинского кризиса и путей выхода из него.

Сергей Рыбалка, председатель комитета ВР по вопросам финансовой политики и банковской деятельности

Печально, что по показателям ВВП на душу населения мы уже скатились до уровня Монголии и Анголы. Аннексия Крыма и война на Донбассе только ускорили негативные процессы в экономике, заложенные гораздо раньше. Без войны они были бы [такими] в 2016-2017 годах. Коррупция чрезвычайно тормозит наше развитие, и еще до начала этого кризиса наши ключевые экспортеры начали терять свои рынки. Только в металлургии объемы экспорта с 2007 по 2013 год уменьшились на четверть, а цены упали на 30%. Аналогичная картина в химической отрасли, и частично – в машиностроении.

Мы не смогли использовать фазу мирового бума для модернизации старых локомотивов и создания новых. Остается сельское хозяйство – одна из немногих отраслей, способных обеспечить поступление валюты в страну. Она едва ли не единственная в условиях войны показала небольшой рост, но аграрно-сырьевой комплекс следует рассматривать не как цель, а как средство аккумулирования ресурсов для развития новых отраслей с высокой добавленной стоимостью. И нам нельзя оставлять его без государственной поддержки.

Российская экономическая блокада и война уменьшили наш экспорт в Россию почти на 30%, в Казахстан – более чем наполовину. Односторонняя отмена импортных пошлин со стороны ЕС не сможет компенсировать падение по этим направлениям, в этих условиях безработица уже превысила 9%.

Банковская система, которая отражает состояние реального сектора экономики, пострадала также от ошибочных действий правительства и Национального банка. Мы наблюдали чрезмерное эмиссионное финансирование госбюджета, его дефицит, значительное и непрозрачное рефинансирование банков, фактически фиксацию обменного курса и ошибки в регулировании. В результате мы имеем чрезвычайное обесценивание гривны, черный рынок валюты, критическое уменьшение резервов, панику среди населения, остановку кредитования экономики.

Сегодня Украина переживает системный банковский кризис, это уже второй банковский кризис за последние шесть лет. Решение подобных кризисов многим странам стоило более 20% ВВП. Нам это обходится гораздо дороже.

Степан Кубив, экс-председатель НБУ

Причины [ситуации], в которой находится сегодня Украина, это результат того, чего никто не мог ожидать. Говоря только о курсе доллара, можно сказать, что он – это [отражение] развития государства...

Лучшие регуляторы курса – это, во-первых, прозрачные и понятные рынки на базе законодательства, и во-вторых – регулятором должен быть сам инструмент рынка. Тогда это все будет абсолютно понятно и прогнозируемо. 

Но мы должны понимать очень важную вещь: определение роли банковской системы на сегодняшний день – это не отдельно, это подсистема украинской экономики. Для того чтобы мы реализовали некоторые аспекты, мы должны побороть коррупцию, на сегодня ничего не изменилось на низах. Мы должны изменить законодательную базу, мы должны дать ответ, как были обналичены и выведены за пределы Украины $230 млрд, как использовался инструмент в 23 банках по выведению инвестиционных средств. И тогда мы вернем, потому что самая главная проблема и задача сегодняшних слушаний... банковская система Украины.

Владимир Стельмах, экс-председатель НБУ

Я считаю, что Национальный банк должен серьезно раскрепостить свою монетарную политику. Во-первых, предоставить рефинансирование коммерческим банкам, хотя бы в размере того, что забрал отток этих депозитов – более 140 млрд.

Национальный банк, если смотреть по приросту, дал всего лишь 36 млрд. А 100 млрд – это кредит, это внутренние ресурсы. Причем это не подействует на инфляцию, потому что за 2014 год была существенно уменьшена денежная масса.

Второй резерв. Национальный банк – благодаря тому, что у него гривневая стоимость международных резервов была дешевая, а он продавал по этому же курсу, тоже было изъято 130 млрд. Вот вам и 270 млрд.

За счет высоких ставок и легкого извлечения из экономики, опять же, через коммерческие банки, из-за стоимости рефинансирования было изъято и передано Министерству финансов около 23 млрд прибыли. Хотя в законе написано, что Национальный банк не ставит целью прибыль. Именно так должна делаться монетарная политика – чтобы прибыль оставалась в экономике.

Есть два пути так называемой эмиссии – это производительная, которая идет через коммерческие банки, и непродуктивная, или потребительская, которая идет через Министерство финансов. Так вот, Министерство финансов тоже было подкреплено где-то на 160 млрд. И все эти факторы изменили структуру монетарного входа в экономику.

Олег Лаврик, заместитель председателя комитета ВР по вопросам финансовой политики и банковской деятельности

Негативные макроэкономические показатели, которые существуют сейчас в нашей стране, действительно влияют на состояние банковской системы. Но они не являются единственными. И я бы обратил внимание на комплекс мероприятий, связанных с коррупцией в судебной системе, с отсутствием прозрачной системы отчетности; с фиктивного надзора нашего регулятора.

На сегодняшний день уменьшился рынок межбанковского кредитования, который за последние семь лет сократился более чем в 10 раз. На сегодняшний день задолженность украинских банков перед материнскими структурами, иностранными банками составляет уже более $20 млрд. Отсюда мы имеем инфляционную накрутку курса, так как банки выкупают валюту, для того чтобы отдать ее своим материнским структурам.

Но главное не в этом. Пока мы не поймем, что наш внутренний инвестор является основным инвестором и в политическом, и в экономическом смысле (а не Всемирный банк, и не МВФ), нам будет очень трудно стабилизировать банковскую систему. А для этого есть основные задачи: восстановление доверия населения и бизнеса к национальной валюте и банковской системе. Это позволит банковской системе остановить отток депозитов, который напрямую влияет на банкротство банков. Что даст возможность остановить инфляционную спираль, в которой мы сейчас находимся. А это уменьшит ажиотаж и спрос населения на свободно конвертируемую валюту.

Андрей Оленчик, первый заместитель директора-распорядителя ФГВФЛ

То, что все проблемы с финансовым обеспечением вывода обанкротившихся банков с рынка ложатся только на плечи здоровой части банковской системы и простых налогоплательщиков, выглядит не очень логично и справедливо. 

О чем здесь идет речь? Речь, собственно, о владельцах и топ-менеджерах неплатежеспособных банков. На сегодняшний день общая сумма претензий в рамках 437 заявлений, поданных Фондом [гарантирования вкладов] в правоохранительные органы, составляет 58,4 млрд гривен. Именно такая ​​сумма убытков, по подсчетам Фонда, была нанесена неплатежеспособным банкам преимущественно из-за противоправных действий их владельцев и должностных лиц. Сейчас уже открыто 239 уголовных производств на общую сумму 42,6 млрд гривен по соответствующим статьям Уголовного кодекса. Но суть не в том, чтобы привлечь людей, собственно, к уголовной ответственности, для этого есть другие органы. Наша задача – чтобы владельцы, топ-менеджеры, которые в силу преступных действий или бездействия привели к такому состоянию эти банки, заплатили вместе с налогоплательщиками и всей банковской системой за последствия своего управления.

На сегодняшний день общая сумма претензий в рамках 437 заявлений, поданных ФГВ в правоохранительные органы, составляет 58,4 млрд гривен. Именно такая ​​сумма убытков была нанесена неплатежеспособным банкам преимущественно из-за противоправных действий их владельцев и должностных лиц

В этой сфере необходима качественно иная законодательная база, и мы очень надеемся, что существенным шагом вперед станет президентский законопроект (№2085), который представлен 10 января в Верховную раду и сейчас находится на рассмотрении.

Также критически важно, чтобы существовало тесное и реальное сотрудничество по данным вопросам между Фондом, НБУ, правоохранительной и судебной системами, и обязательно – общественностью. Именно к этому мы все должны стремиться, и со стороны Фонда, хочу вас заверить, будет сделано все возможное в данном контексте.

Андрей Ковальчук, первый заместитель председателя Государственной службы финансового мониторинга

Законодатель четко определил субъектов первичного финансового мониторинга и субъектов государственного финансового мониторинга. Отмечу, что от субъектов первичного финансового мониторинга в нашу информационную базу ежедневно поступает 3-4 тыс. сообщений о финансовых операциях, которые могут быть связаны с отмыванием доходов, полученных незаконным путем, или финансированием терроризма. Причем почти 97% такой информации мы получаем от банковских учреждений. По результатам принятых мер, начиная с марта 2014 года, общая сумма выявленных и заблокированных Госфинмониторингом средств составляет почти $1,5 млрд.

Госфинмониторинг как подразделение финансовой разведки системно отслеживает движение подозрительных финансовых транзакций. Так, в 2014 году подготовлено и направлено в правоохранительные органы 774 обобщенных и дополнительных обобщенных материалов. В то же время задачей Госфинмониторинга является непрямое вмешательство в деятельность финансового сектора. Финансовая разведка борется за то, чтобы финансово-экономические отношения постепенно, но неотвратимо приближались к тем принципам, на которых основывается весь цивилизованный мир.

Обобщенно – это когда деньги можно только заработать, а украсть их невозможно. И когда тот, кто любым способом сумел обойти этот принцип, в конце концов не имеет возможности направить «неправильные» доходы в легальный оборот. 

Иван Фурсин, председатель подкомитета ВР по вопросам банков и банковской деятельности

После мирового кризиса 2008 года стали понятны все недостатки и болезни нашей банковской системы. Но, к сожалению, выводы не были сделаны, и никаких мер для того, чтобы эта ситуация не повторилась, ни руководством НБУ, ни правительством принято не было. Хотя с тех пор сменилось уже пять руководителей Национального банка и семь правительств.

С какими показателями мы входим в 2015 год? Падение ВВП – 8%, инфляция – 25%, отток депозитов из украинской банковской системы – 126 млрд гривен. Убыток украинской банковской системы – более 50 млрд. Я считаю, что, к сожалению, сегодня Национальный банк все же отстранился от вопросов регулирования курса гривны и недостаточно сотрудничает с представителями банковского сектора. Не способствует улучшению инвестиционного климата и тот факт, что коммерческие и государственные банки находятся в неравных условиях, ведь банки с государственным капиталом имеют возможность увеличивать капитал за счет бесконтрольных вливаний со стороны государства.

Иногда складывается впечатление, что до конца 2015 года в Украине останутся только государственные и иностранные банки

Из-за непоследовательной валютной политики и непродуманной имплементации всех международных и европейских стандартов в банковском секторе возникла ситуация, когда банки почти ежедневно закрываются, а население совсем перестало доверять им. Отсутствие постоянного диалога между НБУ и банками приводит к тому, что инвесторы не понимают архитектуру и бизнес-модель будущего банковской системы и, соответственно, не спешат вкладывать свои деньги в этот сектор. Более того, иногда складывается впечатление, что до конца 2015 года в Украине останутся только государственные и иностранные банки.

Юрий Блащук, член наблюдательного совета Украинского кредитно-банковского союза

Сегодня уважаемые коллеги много говорят о доверии... Специалисты говорят, что доверие являет собой ментальное состояние, которое нельзя непосредственно измерить. Но все-таки если мы говорим о гривне, то это можно измерить, так как на каждом этапе мы можем посмотреть, какой объем долгосрочной гривны находится в банковской системе. И за последний год, к сожалению, эти показатели «горят».

Причины известны: [они] в треугольнике «государство – клиент – банк». И банки, и клиенты имеют непрозрачные балансы, в результате чего клиенты не платят кредиты, банки не возвращают депозиты. Государство тоже нечетко контролирует инфляционные процессы. Поэтому в результате мы получили денежную массу.

Я не знаю, есть ли какие-то аналоги. Сейчас наша денежная масса составляет 1,1 трлн, доля гривны в ней не уменьшается. Если мы сравним сегодня, то это около 600 млрд всего для Украины. Это очень небольшая сумма. Если мы сравним с валютной «наличкой» вне банков, это значительно большая сумма – несколько триллионов. Как быть Национальному банку с этой небольшой суммой? Какая может быть эффективность монетарной политики, если доля настолько маленькая? Мне кажется, что в этом и состоит огромная проблема эффективности монетарной политики. Конечно, вместе с неразвитыми рынками.

Александр Сугоняко, президент АУБ

Известно, что любая реформа ничего не стоит, если не произошла реформа моральная. Лживые и аморальные люди любую реформу сведут к тому, что им будет польза, а обществу – вред.

На уровне Национального банка отражается состояние банковской системы, которая сегодня не выполняет своей основной трансформационно-посреднической функции. Отток гривневых депозитов составляет 58 млрд гривен, отток валютных депозитов в эквиваленте – $11,4 млрд.

Она не увеличивает кредиты в экономику, а уменьшает. В гривнах – 51 млрд, а в валюте – $8,5 млрд в эквиваленте.

Банкам плохо возвращают кредиты. Банки плохо возвращают депозиты. Банковская система превратилась в расчетно-кассовую контору, которая выдает наличные, осуществляет расчеты и платежи, и то с задержками.

На повестке дня стоит вопрос жизни банковской системы. И денежной системы также, а следовательно, и украинской экономики. Я хотел бы, чтобы мы это поняли. Потому что без украинских банков и надежной гривны не будет и экономики.

Анатолий Дробязко, независимый эксперт

Такого еще никогда не было: месяц за месяцем депозиты выносят из банков. 80% ликвидности сконцентрировано в 20 банках, 11 из которых иностранные, а 3 – государственные. Спрос на валюту нужно ожидать примерно 13 млрд – это депозиты населения, и чуть меньше 20 млрд – нерезиденты.

Понятно, что исключительно монетарными мерами решить эти проблемы невозможно, как и невозможно сбалансировать рынок. Поэтому надо идти по какому-то другому механизму. Такой механизм может быть не административным: Национальный банк вместе с правительством идут навстречу действующим экспортерам и делают дополнительную ежедневную сессию по выкупу валютной выручки, фактической валютной выручки, и правительство компенсирует НДС.

То есть мы можем использовать продуктивный канал эмиссии средств, когда средства будут идти не на кредитование дефицита государственного бюджета, а прямо в экономику – в те отрасли и предприятия, которые производят продукцию и продуцируют валютную выручку.

После каждого кризиса идет волна регистрации новых банков, и на средства, которые исчезли в предыдущем периоде, регистрируются новые банки

Второе, что нужно сделать. Поддерживая меры Национального банка по капитализации, сегодня надо поднять вопрос о нравственности и социальной ответственности владельцев банков. Общее количество зарегистрированных [в Украине] банков – более 400, а работает сейчас 150. То есть за этот период Национальный банк ликвидировал примерно 200-250 банков.

О чем это говорит? О том, что после каждого кризиса идет волна регистрации новых банков, и на средства, которые исчезли в предыдущем периоде, регистрируются новые банки.

И следующий вопрос – это вопрос прозрачности не только кредитных отношений между бенефициарами банков, но и отношений, касающихся бенефициарных заемщиков. В банковской статистике можно найти в формах любые вопросы. Но всегда непонятно, кто именно брал кредит в банковском учреждении. Это становится понятно уже только в исково-претензионной работе, и то не всегда.


По материалам: Forbes





Просмотров: 1954
Другие новости