Компании

все компании

Олег Ткаченко: Биржи и депозитарная система

2 октября 2012 года, 11:59
Олег Ткаченко: Биржи и депозитарная система Председатель правления Украинской биржи Олег Ткаченко рассказал о причинах забастовки против законодательных новшеств в депозитарной системе, а также о налоговом гнете на фондовом рынке

— Почему участники фондового рынка решили добиваться вето на Закон "О депозитарной системе" столь странным способом?

— Исчерпаны все возможности для диалога. Мы неоднократно направляли открытые письма в различные государственные органы, общались с чиновниками лично, но наше мнение не было услышано. Приостановка торгов — последняя попытка привлечь внимание президента к той проблеме, которая может возникнуть, если он подпишет этот закон.

— Возникает логичный вопрос: почему приостановка торгов была столь короткой? Ведь если бы работа биржи была заблокирована на день или два, это вызвало бы бОльший резонанс.


— Приостановка торгов — не ультиматум, а крик участников рынка о помощи. Решение о приостановке было вынужденным, но необходимым. Исполняя его, пришлось минимизировать возможные неудобства для участников торгов. Ведь все понимают, что биржа должна работать, а любой перерыв в ее работе наносит вред всему рынку. Был важен сам факт приостановки, создание прецедента.

— Не думаете ли вы, что этот шаг оказался бесполезным? Тем более что не все так критично относятся к принятому закону, как вы...

— Каков будет результат, мы сможем увидеть лишь тогда, когда закон будет ветирован или подписан.

Украинский велосипед

— Эксперты утверждают, что есть примеры, где расчеты на фондовом рынке подконтрольны центральным банкам. Разве это плохо?


— Конечно, в Украине все денежные расчеты, в том числе и на фондовом рынке, регулируются Национальным банком. И это совершенно правильный механизм, который никто не ставит под сомнение. Более того, мы давали свои рекомендации, основанные на международном опыте, где указывали, что все расчеты на фондовом рынке должны проходить через Нацбанк. В Украине есть отличная система электронных платежей, которая находится под управлением НБУ. И вполне логично, что все расчеты должны проходить именно через нее.

— Тогда не совсем понятно, почему рынок против. Возможно, это попросту боязнь потерять свой "кусок пирога"?

— Нормы этого закона роль платежной системы НБУ заменяют функцией искусственно созданного посредника. Проще говоря, предлагается учредить другую, отдельную платежную систему, некий Расчетный центр (РЦ), который будет коммерческой организацией, пусть и с долей госсобственности. Управлять центром будет не Нацбанк, а некие лица. Без управления рынком подобные структуры по определению не могут быть эффективными. И кто бы что ни говорил, это идет вразрез с мировой практикой.

Что касается второй части вопроса, мы не боимся потерять, как вы говорите, "кусок пирога". Чтобы кусок появился, этот "пирог" еще необходимо создать. И только участники рынка смогут это сделать.

— Но в чём ваши риски, если гарантом операций в РЦ как раз и будет выступать центральный банк, получивший право рефинансировать эту организацию?

— Какие гарантии может дать НБУ? Расчетный центр — это акционерное общество, а согласно законодательству, акционеры отвечают исключительно своими долями в капитале. Поэтому всё это лишь разговоры. Что касается рефинансирования, то расчетный центр, получив ограниченную банковскую лицензию, будет иметь право на поддержку НБУ наравне с любым другим банком. Скажу больше: если РЦ окажется под управлением чиновников, которые будут рассчитывать на то, что при необходимости их неэффективные действия подстрахует НБУ, у них пропадет стимул формировать надежную систему гарантирования расчетов по сделкам на фондовом рынке. Ведь гораздо выгоднее создать механизм, открывающий широкие возможности для бюрократии и, как следствие, коррупции.

Кроме того, РЦ присваивает себе некоторые присущие Центральному депозитарию функции.

— О чём именно идет речь?

— Стандартная функция депозитария — обеспечение расчета сделок по принципу "поставка против платежа" на внебиржевом рынке. Но загвоздка в том, что закон запрещает открывать счет Центральному депозитарию в Национальном банке, а обязывает делать это в Расчетном центре. Получается, что задепонированные для проведения любой операции средства направляются в некую коммерческую организацию, что автоматически усложняет и вносит дополнительные риски в расчеты, которые особенно значительны для эмитентов.

— Конкретизируйте — почему?

— Например, акционерное общество решает выплатить дивиденды, всю сумму которых оно направляет в Центральный депозитарий. Однако эти деньги попадают в РЦ, и, что самое неприятное, эта коммерческая структура получает реестр акционеров, и ей открывается полный доступ к инсайдерской информации.

— Но не кажется ли вам, что опасения сильно преувеличены, ведь не только РЦ будет обеспечивать клиринг на фондовом рынке?


— Действительно, в законе, помимо Расчетного центра, предусмотрено создание других клиринговых организаций, но из-за ошибок в документе они не смогут работать.

— Каких ошибок?

— Расчетный центр будет исключительно расчетным банком, где хранятся активы для обеспечения торгов. С другой стороны, РЦ, выполняя клиринговые услуги для иных участников рынка, станет центральным контрагентом — субъектом, который обеспечивает и гарантирует выполнение сделок. Здесь и кроется ключевой риск: невыполнение кем-то из контрагентов своих обязательств влечет за собой угрозу стабильности Расчетного центра. Иными словами, место, где находятся деньги одних участников торгов, аккумулирует в себе риски, которые генерируют другие участники рынка, что является неприемлемым.

Они решили промолчать

— А вот Независимая ассоциация банков Украины и ассоциация "Украинские фондовые торговцы" (АУФТ) поддерживают принятие закона. Как вы думаете, почему?

— Независимая ассоциация банков Украины — это объединение банков, члены которого работают в основном с облигациями внутреннего государственного займа (ОВГЗ). Эти бумаги всегда обслуживались в Национальном банке и, согласно закону, остаются там же. Соответственно, закон для них ничего существенно не меняет. Безусловно, появление такой структуры, как РЦ, им тоже не нравится, но выражать протест они не готовы.

Что касается АУФТ, то в эту ассоциацию в буквальном смысле согнали всех торговцев. Ее точка зрения в действительности совпадает с позицией Совета ассоциации, а она не выражает мнение рынка. Так, на общем собрании ассоциации "Фондовое партнерство", где присутствовало более ста торговцев, которые также вынуждены входить в АУФТ, единогласно было принято решение обратиться к президенту с просьбой ветировать закон.

— Почему регулятор так остро отреагировал на намерение Украинской биржи приостановить торги? Ведь по большому счету биржа действовала в соответствии со своими правилами.


— Ну а какой реакции можно было ожидать? Что руководство комиссии будет аплодировать нашему решению? Национальная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР) поступила в соответствии с предоставленными ей полномочиями.

— Глава комиссии Дмитрий Тевелев заявил, что действия биржи больше похожи на провокацию, так как непонятно, почему под предлогом приостановки торгов биржа попросту изменила их график. Что вы на это скажете?


— Допустим, вы ходите в магазин, который работает с девяти утра до девяти вечера. Но в какой-то день магазин сообщает, что посетители смогут купить товары только после десяти утра, и вешает табличку "сегодня режим работы — с 10:00 до 21:00". Мы поступили таким же образом. Выполняя решение Биржевого совета, на бирже с 10 до 11 часов не было возможности заключать сделки. Соответственно, биржа всего лишь изменила торговый график, да и мы заблаговременно поставили регулятора в известность.

— К чему же тогда апеллирует комиссия?

— Я думаю, что Дмитрий Михайлович хорошо понимает, почему мы так поступили. Комиссия стояла у истоков разработки этого закона в его первой редакции, которая устраивала всех. Но ко второму чтению документ был кардинально изменен, и ни рынок, ни НКЦБФР на это повлиять не смогли.

— Получается, регулятор не способен лоббировать интересы рынка?

— Кулуарно комиссия это может делать, однако законодательных рычагов влияния на законодательный процесс у НКЦБФР нет.

— Девятнадцатого сентября, как раз накануне забастовки, вы с председателем биржевого совета Игорем Мазепой лично приходили к Тевелеву. Какой была цель визита?

— Разумеется, у нас было намерение сообщить о принятом решении по приостановке торгов и о причинах, объяснив ситуацию изнутри. Кроме того, мы говорили о том, что сейчас рынок переживает сильное давление со стороны налоговых органов, и это нас очень беспокоит.

— Что это за давление? Речь идет о проверках?

— Сами по себе проверки не так страшны. Гораздо сложнее бороться с некорректными трактовками и перекручиванием законодательных норм, что делает нормальную работу рынка невозможной. Поэтому фондовый рынок могут задавить налоговики раньше, чем его убьет Закон "О депозитарной системе".

Тупик в конце туннеля


— Допустим, президент наложит вето на этот закон. Насколько велика вероятность, что при его доработке пожелания рынка всё-таки будут учтены?

— Всё зависит от формулировок при ветировании. Так, если глава государства по техническим причинам откажется подписывать закон, мол, там пропущено слово, здесь — запятая, то рынку это ничего не даст, а лишь позволит отложить решение. Мы рассчитываем, что замечания будут по сути, и тогда с большой долей вероятности к следующему чтению можно будет ожидать качественный документ.

— Но ведь есть риск, что в связи с выборами этот закон и вовсе зависнет?

— Откровенно говоря, лучше бы он действительно завис, чем вступил в силу в таком виде, в каком он был принят.

— Однако администрация президента еще в августе заявила, что Виктор Янукович, вероятнее всего, подпишет этот закон.


— Значит, рынок в буквальном смысле исчезнет. Срочный — однозначно. Разумеется, единичные сделки будут, а РЦ станет структурой, обслуживающей выплату дивидендов и, вероятно, ОВГЗ. Но большинство участников отечественного рынка его покинет.

— Может, они переориентируются на товарный рынок?

— Парадокс, но через Расчетный центр будут проходить все расчеты. То есть его создание затрагивает все биржи, в том числе и товарные, поскольку центр будет монопольно выполнять функции расчетов не только по ценным бумагам, но и по всем другим финансовым инструментам. Таким образом, закон бьет не только по фондовому рынку, но и по биржевой торговле в целом.

По материалам: Украинская биржа





Просмотров: 897