Компании

все компании

Дмитрий Фирташ: Светлый путь

20 сентября 2012 года, 13:00
Дмитрий Фирташ:  Светлый путь Скупив химические и газовые заводы, владелец DF Group Дмитрий Фирташ строит прозрачную бизнес-структуру, повторяя путь, пройденный 10 лет назад СКМ

Аудиторы из «большой четверки» на руководящих должностях, создание четкой вертикально интегрированной структуры бизнеса, «своя» энергетика и лояльный регион —Group DF Дмитрия Фирташа почти в точности повторяет путь, проторенный СКМ Рината Ахметова в начале нулевых. «И в той, и в той группе большой набор компаний, и та, и та группа работают в разных отраслях. Разве что СКМ раньше начала процесс. Мне сложно судить о принципиальных различиях», — так комментирует сходство стратегий компаний новый управляющий директор Group DF Борис Краснянский, вступивший в должность

1 сентября. Назначение экс-руководителя украинского PwC, о котором стало известно летом, стало свидетельством серьезности намерений Фирташа превратить разрозненные активы в четко структурированный бизнес.

Хотя группа была создана еще в 2007 году, как указано на сайте, «для обеспечения эффективного управления активами Дмитрия Фирташа в энергетике, химической промышленности, энергетической инфраструктуре, а также активами в сфере недвижимости», по рассказам работавших в ней, в первые годы она отличалась разрозненностью и отсутствием единого центра. Теперь в Group DF прилагают максимум усилий, чтобы стать полноценным финансово-промышленным холдингом с четко формализированной структурой управления активами. «Еще несколько лет назад руководство группы было скорее формальным центром, принимавшим преимущественно стратегические решения. Сейчас это полноценно работающий совет директоров и правление, мимо которых не проходит ничего более-менее существенного, происходящего на предприятиях», — рассказал «Инвестгазете» пожелавший остаться неназванным сотрудник Group DF, проработавший несколько лет в структурах Дмитрия Фирташа.

Пойти по пути СКМ Дмитрия Фирташа, скорее всего, вынудили сразу несколько предпосылок. Первой стали разросшиеся активы — к 2012 году управлять группой единолично стало просто невозможно. Вторая — необходимость в финансировании. Планы по дальнейшему расширению Group DF оцениваются во многие миллиарды, и получить эти деньги взаймы можно лишь имея прозрачный и понятный потенциальным кредиторам бизнес. Наверняка сыграла роль и политическая составляющая. В 2009 году премьер Юлия Тимошенко на протяжении года планомерно проводила атаки на предприятия Фирташа — по ее распоряжению «Ривнеазот» лишали газа, были вопросы относительно продления аренды Иршанского и Вольногорского ГОКов и многое другое. В то время как Ринат Ахметов вполне спокойно пережил 2004-2009 годы — четко отстроенный бизнес СКМ не давал поводов для придирок или судебных преследований.

Заводы оптом

После приобретения черкасского и северодонецкого «Азотов» и «Стирола» в 2010-2011 годах довольно долго ходили слухи, что бизнесмен купил предприятия в интересах российского «Газпрома». Подтверждений или четких опровержений эта версия так и не нашла. Впрочем, в качестве опровержения вполне годится нынешняя корпоратизация — во всяком случае, выступая посредником при покупке предприятий, потом не слишком логично тесно увязывать их со своими активами. Хотя вопрос, за какие средства Дмитрию Фирташу удалось скупить химкомбинаты, до сих пор остается без ответа. Есть версия, что средства были не так велики, как говорилось. «С помощью министра энергетики Юрия Бойко черкасский «Азот» отлучили от поставок газа с «Укрнафты» и подняли для него цену на газ. Возможно, такая же ситуация была и с «СевДоном» и «Стиролом», — рассказал «Инвестгазете» источник в газовых структурах, подконтрольных бизнесмену, намекая, что заводы могли и не стоить Фирташу $400-800 млн., в которые оценивали сделки. Бывший владелец черкасского «Азота» Александр Ярославский подтвердил «Инвестгазете», что цены на газ росли, но заявил, что не помнит, кто и при каких условиях их поднимал. Сумму сделки он тоже не комментирует. А бывший владелец «Стирола» Николай Янковский после вопроса о том, за сколько было продано предприятие в Горловке, сначала слегка замялся. Затем, попросив включить диктофон, начал убежденно рассказывать, что никакого дисконта не было, и он искал покупателя еще в 2005-м.

Как бы там ни было, но при Фирташе на заводах произошли серьезные изменения. В первую очередь — в управлении. «Раньше даже заводы, принадлежащие Фирташу изначально, были относительно самостоятельными. Теперь структура стала крайне формальной — все серьезные решения, все крупные расчеты должны получить визу в центре», — рассказывает источник «Инвестгазеты» в группе. Одновременно закрылись они и от прессы — если раньше можно было позвонить на «Ривнеазот» и получить комментарий, то сейчас даже бывшие сотрудники предприятий на большинство вопросов как по шаблону отвечают «я ничего вам не могу сказать».

Начав с торговли в Черновцах в далеком 1988-м, за 24 года Дмитрий Фирташ построил бизнес-империю стоимостью более $0,6 млрд. Впрочем, в самой Group DF считают бизнес «существенно недооцененным» и собираются исправить это в ближайшие 4-5 лет

Борис Краснянский считает это нормальным и логичным. Предприятия не должны заниматься заключением договоров с поставщиками, сбытом, маркетингом или общением с прессой, их дело — производство. «Подобный путь проходит каждая группа: сначала первоначальное накопление капитала, потом его структурирование. Возникает необходимость в управляющей компании — никто, даже самый гениальный человек, не может охватить все», — говорит он, добавляя, что следующий этап — трансформация самой группы и активов, превращение их в понятный, привлекательный для международных банков и потенциальных инвесторов бизнес. По его словам, группа серьезно недооценена именно из-за непрозрачности.

Люди Фирташа

Чтобы воплотить масштабные планы, Group DF нужны люди. Фирташ ищет их везде, включая международные компании и конкурентов. Характерно, что первое публичное назначение касалось не управления или финансов, а имиджевой составляющей. После приглашения в 2010 году бывшего генпродюсера телеканала «Интер» Анны Безлюдной на позицию директора по внешним связям и коммуникациям группы Дмитрий Фирташ стал постепенно избавляться от репутации самого закрытого бизнесмена Украины: он стал периодически появляться в телеэфире и в прессе.

Второе крупное назначение в компании было сделано ради создания управляющего центра. В середине прошлого года было объявлено о переходе в структуру Фирташа управляющего директора Raiffeisen Investment Ukraine Вячеслава Якимука — он занял позицию директора по слияниям и поглощениям, а также возглавил представительство Group DF International в Украине. По словам партнера компании Talent Advisors Романа Бондаря, одной из главных целей Якимука было начать формирование корпоративного центра — управляющей компании, организованной по модели «стратегического контролера». Его креатурами стали специалисты по персоналу — директор Николай Осейко, в прошлом партнер компании HR Center, и Олег Ломаковский, ранее работавший в МТС. С их появлением, по словам Бондаря, в компании начали принимать на работу, ориентируясь в первую очередь на профессионализм и нацеленность на результат, а не на лояльность.

Банкиры, аудиторы и прочие финансисты пользуются в Group DF особым спросом. Кроме Краснянского и Якимука, в эту категорию попадают новый предправления банка Надра Дмитрий Зинков (интервью с ним — на стр. 30), работавший в венгерском ОТП Банке. Как сообщил «Инвестгазете» управляющий директор, они сейчас активно ищут в компаниях «большой четверки» и в аудиторских фирмах второго эшелона желающих сменить кабинет. Несколько месяцев назад на работу финансовым контролером вышла Мария Молчанова, ранее работавшая в Deloitte.

Очень интересны Group DF сотрудники СКМ. Даже бывшие — например, IT-директором Group DF сейчас работает Нестор Комарницкий из «Метинвеста». Аналогичные предложения получали и другие менеджеры Рината Ахметова.


По материалам: Инвестгазета





Просмотров: 1316
Другие новости