Компании

все компании

Евгений Гавриленков: G8: как изгнать призрак драхмы

30 мая 2012 года, 18:34
Евгений Гавриленков: G8: как изгнать призрак драхмы Пока нельзя сказать, как повлияет на мировую финансовую ситуацию состоявшийся на днях саммит "большой восьмерки", однако призрак греческой драхмы, замаячивший было перед инвесторами, по-видимому, на какое-то время улетучился.

Заявления участников кэмп-дэвидского саммита, как обычно, были довольно неконкретными, однако по его итогам лидеры семи государств и российский премьер обнародовали совместное коммюнике, в котором подчеркивается необходимость продолжать принимать меры по стимулированию экономического роста и созданию рабочих мест.

В этой связи также было отмечено, что жизненно важны вложения в образование, инфраструктуру и развитие альтернативной энергетики.

Изменения в расстановке акцентов отражают недавние политические сдвиги во Франции и Греции, где предпочтения избирателей явно сместились влево.

При этом на саммите также было сказано, что сохранение членства Греции в Европейском валютном союзе жизненно важно для стабильности глобальной финансовой системы.

При этом отмечается необходимость совместных усилий, чтобы предотвратить распространение греческой "инфекции" на ряд других европейских стран с высоким уровнем задолженности.
Фото Reuters

Эти утверждения мировых лидеров фактически подтверждают, что они готовы согласиться с аргументами лидера греческой левой партии СИРИЗА Алексиса Ципраса.

Последний, по сути, попытался шантажировать более богатые европейские государства, заявив, что выход Греции из еврозоны обойдется гораздо дороже, чем пересмотр недавно согласованных жестких условий оказания ей финансовой помощи. Де-факто это означает предоставление еще больших субсидий.

Пока неясно, что дешевле - исключить Грецию из валютного союза или оставить все как есть, поскольку не существует модели, которая позволяла бы корректно оценить все возможные побочные эффекты ее выхода из еврозоны.

Нелишним будет напомнить, что нынешний план финансовой помощи Греции весьма далек от совершенства и не похож на хорошо продуманную программу действий.

В соответствии с этим планом Греция должна к 2020 году снизить соотношение госдолга и ВВП приблизительно до 120%, то есть до уровня, который сейчас имеет Италия, тоже входящая в зону риска. При этом, однако, совершенно не гарантировано, что эта цель действительно достижима.

Похоже на парадокс, но факт остается фактом: несмотря на жесткие меры экономии и почти 7-процентный экономический спад, ВВП на душу населения в Греции по итогам 2011 года увеличился - с $26,6 тысячи в 2010 до $27,1 тысячи в 2011 году.

Понятно, что это обусловлено укреплением евро против доллара по итогам 2011 года, но в любом случае такой факт явно свидетельствует, что механизмы, заложенные в основание еврозоны, с самого начала были отнюдь не идеальны.

Неудивительно, что изначально низкая конкурентоспособность Греции упала еще сильнее, а экономический спад, как ожидается, продолжится в текущем и, вероятнее всего, следующем году. Трудно себе представить, что могло бы стать катализатором экономического роста в Греции, если она останется в еврозоне.

Ожидаемое в 2011 году ослабление евро явно не будет достаточно глубоким для того, чтобы обеспечить повышение глобальной конкурентоспособности Греции.

Курс евро к доллару уже снизился на 14% относительно максимальных уровней середины 2011 года, и это отнюдь не оказало позитивного влияния на страну. Вместо нее благоприятный эффект ощутила Германия, ВВП которой в январе-марте 2012 году увеличился на 0,5% относительно уровня четвертого квартала 2011 года.

В Греции, в отличие от Германии, значительно больше доля "неторгуемого" сектора, сильно раздут госсектор, а промышленность неразвита. Поэтому дальнейшее некоторое ослабление единой европейской валюты Греции вряд ли поможет.

Некоторая дальнейшая девальвация евро была бы скорее выгодна более промышленно развитым странам, таким как Германия, экономическая ситуация в которой сейчас и так сравнительно благополучна.

Членство в Европейском валютном союзе и дешевые ссуды помогли Греции увеличить подушевой ВВП, однако это было достигнуто за счет сокращения "торгуемого" сектора - сельского хозяйства и ряда отраслей промышленности.

Поскольку восстановление производственной базы - задача непростая, на легкое решение греческих проблем вряд ли стоит рассчитывать.

Впрочем, можно быть более или менее уверенным, что если страна выйдет из еврозоны, а призрак драхмы материализуется, адекватная стоимость восстановленной валюты будет отнюдь не на 20-30% меньше текущей стоимости евро, как предполагают некоторые аналитики, а значительно ниже.

Так что при этом подушевой ВВП Греции должен быть ближе к соответствующему показателю Турции. Безусловно, это отразится на перспективах выплат по внешнему долгу - в рамках такого сценария полномасштабный дефолт неизбежен.

Ситуация вокруг Греции отчасти напоминает положение в Аргентине в начале 1990-х годов, после того как курс аргентинской валюты был привязан к курсу доллара.

Эта политика помогла обуздать инфляцию и способствовала экономическому росту за счет стимулирования внешних заимствований.

Однако когда в конце 1990-х годов курс доллара укрепился относительно всех мировых валют на фоне повышения темпов роста в США, интернет-бума, улучшения платежного баланса и сокращения бюджетного дефицита, аграрная аргентинская экономика рухнула. Причина - удорожание привязанной к доллару валюты.

Страна не имела собственной кредитно-денежной политики, поэтому экономика не могла адаптироваться к укреплению доллара и потеряла конкурентоспособность по отношению к своим соседям, например, Бразилии.

Как известно, за последние десять лет экономическая ситуация в Аргентине несколько улучшилась, однако этому предшествовала сильная девальвация местной валюты, в результате которой подушевой ВВП в долларовом выражении сильно упал, а население страны с тех пор предпочитает партии левого фланга.

По итогам 2011 года ВВП на душу населения в таких странах, как Турция и Аргентина, составил $10-11 тысяч, что значительно ниже соответствующего греческого показателя - $27 тысяч. Следовательно, потенциал снижения курса драхмы, если она будет введена, достаточно велик.

Неудивительно, что такая перспектива отнюдь не прельщает большинство греков, а политики по всему миру повторяют заклинания, призванные изгнать зловещий призрак драхмы.

Данный обзор не предполагает подробного обсуждения сценариев развития событий в Греции, а также в Испании, Португалии и других странах с высоким уровнем задолженности, однако следует особо отметить два фактора.

Во-первых, до тех пор, пока политики не закончат обряд изгнания злого духа драхмы, экономическая неопределенность будет сохраняться, сдерживая оптимизм инвесторов и снижая их интерес к рискованным активам.

Это, в свою очередь, будет ограничивать рост мировой экономики, в том числе в сравнительно благополучных развивающихся странах.

Если европейские лидеры отложат шаманские бубны и перейдут от слов к делу, то есть от разговоров о необходимости ужесточения бюджетной политики во всех странах Европы к разработке каких-либо мер по стимулированию роста, то тогда потребуется очередное смягчение денежной политики.

Впрочем, оно может потребоваться и раньше - например, в том случае, если отток депозитов из банков проблемных стран не остановится на фоне сохраняющихся страхов относительно неопределенности будущего еврозоны.

В этом случае евро ослабеет, а инфляция ускорится. Однако при этом ускорение инфляции ограничит позитивный эффект ослабления евро, тем самым препятствуя восстановлению конкурентоспособности периферийных стран на мировом рынке.

Итак, как явствует из сложившейся ситуации, возник своеобразный порочный круг, и на данном этапе неясно, что могут и должны сделать европейские лидеры, и какие действия они предпримут в конечном итоге.

Во-вторых, традиционное разделение на развитые страны, к которым, как считалось ранее, принадлежали периферийные государства на юге Европы, и развивающиеся государства теперь менее очевидно и не столь актуально, как раньше.

В самом деле, является ли увязшая в долгах Греция более "развитой", чем, скажем, уступающие им по ВВП на душу населения Россия, Польша или Бразилия, не говоря уже о более богатой Южной Корее и некоторых других странах данного региона, которых теперь зовут "новыми индустриальными странами"?

Действительно, периферийные державы еврозоны обладают более развитой инфраструктурой, имеют более продвинутую и качественную институциональную среду, систему социального обеспечения.

Однако в условиях экономического спада и высокой задолженности поддерживать перечисленные преимущества на достойном уровне становится все труднее.

Показательно, что финансовые рынки уже высказали к проблемным странам Европы свое отношение, установив соответствующий уровень процентных ставок по облигациям и CDS.

По материалам: Экономическая правда





Просмотров: 1125
Другие новости