Лауреат Нобелевской премии Пол Кругман о перспективах мировой экономики

12 сентября 2011 года, 11:07
Начавшаяся в августе со снижения Standard & Poor`s кредитного рейтинга США, неопределенность на мировых финансовых рынках захватывает все новые регионы, пишет газета КоммерсантЪ-Украина в статье "Никакого восстановления после кризиса 2008 года на самом деле нет". О том, что происходит с мировой экономикой и чего ждать в будущем, корреспонденту "Ъ" АЛЕКСАНДРУ ГАБУЕВУ рассказал лауреат Нобелевской премии по экономике за кризисный 2008 год, профессор Принстонского университета ПОЛ КРУГМАН.

— Происходящее сейчас на финансовых рынках — это реакция на действия S&P, снизившего кредитный рейтинг США, или фундаментальная переоценка рисков в системе?

— Эффект от решения S&P если и был, то косвенный. Скорее мы имеем дело с капитуляцией перед фактом, что никакого восстановления после кризиса 2008 года на самом деле нет. Начинается осознание того, что политика по усиленному сокращению бюджетного дефицита на самом деле лишь тормозит экономику — как в США, так и в Европе. К тому же европейский долговой кризис лишь продолжает углубляться и теперь затрагивает таких крупных игроков, как Испания и Италия. Так что пессимистичные оценки происходящего вовсе не беспочвенны.

— Если все так плохо в развитом мире, то есть ли какие-то тихие гавани в развивающемся? Вот премьер РФ, как и в прошлый кризис, утверждает, что Россия останется островком стабильности.

— Я не думаю, что в мире остались какие-то по-настоящему тихие гавани. Но развивающиеся рынки действительно находятся в совершенно другой ситуации. В них гораздо более явно выраженный спрос, они менее обременены долгами. Главная опасность для таких стран в другом — они становятся привлекательным направлением для горячих денег, которые хлынут на развивающиеся рынки в поисках большей доходности, чем в США или странах ЕС с их почти нулевым ростом. Но спекулятивный капитал несет и дополнительные риски. В любом случае эти страны сейчас будут играть роль локомотивов мировой экономики, но насколько устойчив их рост — большой вопрос.

Для того чтобы ситуация была устойчива в глобальном масштабе, лидеры развивающегося рынка должны пойти на укрепление своих валют. Но этот сценарий пока выглядит маловероятным, учитывая их зависимость от экспорта.

— Вам не кажется, что восторги, которые расточают Китаю, очень похожи на то, что говорили о Японии лет 20-30 назад? Где гарантия, что все не закончится точно так же?

— Ситуацию в Китае очень сложно спрогнозировать. С одной стороны, демографические тенденции, особенно в долгосрочном периоде, крайне настораживают — "политика одного ребенка" создает серьезные риски. И в этом ситуация отчасти напоминает японскую, когда страна тоже попала в демографическую ловушку. Но, с другой стороны, производительность труда в Китае еще в пять-десять раз ниже, чем в развитом мире. Так что там есть еще колоссальный незадействованный потенциал для догоняющего технологичного роста.

— Сейчас можно часто услышать мнение, что после дискуссий в США о повышении потолка дефицита доверие к доллару и американским госбумагам в мире подорвано...

— Я думаю, что у США есть еще довольно большое пространство для маневра — кризис, который может оказаться смертельным для Америки, еще очень далеко. Проблема в другом — у нас совершенно сумасшедшие политики. Так что, если кризис и случится, это может произойти не потому, что потолок госдолга слишком вырос, а потому, что одна из партий готова принести в жертву экономику ради своих политических целей!

— Я понимаю ваше негодование относительно республиканцев. Но ведь и демократическая администрация Барака Обамы в этой ситуации показала себя далеко не с лучшей стороны...

— Отчасти это так. Обама позволил себя шантажировать, причем уже не в первый раз. Но я подозреваю, что наступит момент, когда лопнет терпение даже у него. Так что впереди нас еще ждут масштабные политические баталии. И если Обаме удастся переизбраться на второй срок, будет большая драка. А если Белый дом возьмут республиканцы, то нас ждет совсем безумное руководство.

— Вам не кажется, что вся эта некрасивая история сильно подорвала доверие инвесторов к США? Стало очевидно, что пульт управления мировой экономикой находится в руках у людей, которые ставят свои политические цели и личные амбиции выше благополучия не только американцев, но и всего остального мира.

— Конечно, это так. Любой нормальный человек задается вопросом: "Какого черта они там творят?" Что говорить, если вероятный кандидат в президенты от республиканцев — губернатор штата, превращенного в пустыню из-за изменения климата, который называет эту проблему "бредятиной и выдумками" (губернатор штата Техас Рик Перри.—"Ъ")?!

— С ваших слов получается, что проблемы на уровне отдельных стран продолжают накапливаться, но никакого решения для них нет ни на локальном, ни на глобальном уровне. Каким же будет выход из этой ситуации? Война?

— Тут нельзя знать наверняка. Сейчас, слава богу, в мировой политике нет такой вещи, как фашизм. Есть экстремисты, есть скинхеды, но они раздроблены и не представляют собой единую силу. Кроме того, отношение к войне меняется. Еще восемь лет назад в США были люди, которые думали, что война — великая вещь и что она приносит стране славу, а за счет военных расходов можно укрепить экономику. Но оказалось, что маленькая победоносная война обернулась триллионными долгами и не принесла никому славы. Куда большая опасность исходит не от войн между странами, а от дестабилизации внутри государств — на фоне кризиса и депрессивной экономики потенциал для роста экстремистских движений различных толков и социальных конфликтов только увеличивается. Вот это по-настоящему опасно.




Просмотров: 564

Компании

все компании