Компании

все компании

Феликс Лунев: "Мы готовы вложить $150 млн. в выпуск топлива стандарта Евро-5"

17 января 2011 года, 23:37

Исполнительный директор ТНК-ВР в Украине Феликс Лунев в интервью «і» рассказал о ситуации на украинском рынке нефтепродуктов, об отношениях компании с властью, а также о ее инвестиционных планах и перспективах сотрудничества с российским «Газпромом» при разработке украинских недр, пишет "Экономические известия"

Вопрос: Как отразился кризис на результатах работы компании TNK-BP на украинском рынке в 2010 г.? Какие меры были предприняты для минимизации негативных последствий от спада в экономике?
Ответ: К сожалению, предварительные результаты намного хуже, чем в 2009 г. Это связано в первую очередь с отсутствием маржи переработки из-за ряда факторов: более дешевый и конкурентоспособный импорт из-за частичных дотаций Российской Федерацией белорусской нефтеперерабатывающей отрасли, схемы с широкоизвестной «Ливелой», которая ввозила нефтепродукты без каких-либо акцизов и сборов. Следует сказать, что отрасль в кризисе, поэтому с увеличением цены на нефть увеличивается ценовой дифференциал между темными и светлыми нефтепродуктами, соответственно, практически на всех украинских НПЗ маржа переработки будет негативная.
2011 г. мы ожидаем еще с меньшим оптимизмом, чем 2010, потому что с 1 января начинает функционировать Единое экономическое пространство между Россией, Беларусью и Казахстаном. Соответственно, НПЗ этих стран будут работать в равных условиях. То есть получать нефть без пошлин, которая ранее составляла около $300 за тонну. При экспорте нефтепродуктов они будут платить пошлины на нефтепродукты, которые сейчас составляют приблизительно 70% от экспортной пошлины на нефть. Соответственно мы говорим о преимуществе НПЗ около $130 на тонне перед Украиной. И без защиты данной субсидиарной истории будет очень сложно оставить отрасль на плаву. Мы обратились к Кабинету министров, к премьеру, к профильным министерствам, чтобы решить проблему. Там мы видим понимание и стремление помочь. Поэтому пытаемся в рамках украинского законодательства показать, что введение защитных мер для отечественных производителей нефтепродуктов является необходимой мерой.

В: В чем суть тех предложений, с которыми вы обратились к представителям власти?
О: На данный момент есть несколько способов защиты украинских товаропроизводителей. И они могут быть в виде закона, в рамках антидемпингового, специального или антисубсидиарного расследования. Мы обозначили проблемы украинской нефтеперерабатывающей отрасли и суть этих проблем. Правительство может выбрать вариант решения, как в сложившихся условиях будут работать местные НПЗ.
Была инициатива от всей отрасли ввести пошлины на все направления. На самом деле это представляется нереальным и невозможным для реализации на законодательном уровне. Потому что существуют соглашения в рамках ВТО. Соответственно, существует большой риск, что страны ЕС введут ответные пошлины для украинских товаропроизводителей, например, на сталь. Если будет издано постановление правительства, то оно может быть оспорено в суде тем же Евросоюзом. Учитывая такие сопутствующие обстоятельства, мы изначально не поддерживали введение пошлин по всем направлениям. Мы видели в рамках законодательства скорее антидемпинговое или антисубсидиарное расследование.
Четко я хочу объяснить: мы не поддерживаем введение заградительных пошлин, в чем нас пытаются обвинить. Мы хотим выровнять наше положение с конкурирующими заводами. Сегодня, например, от белорусских заводов до центра страны гораздо ближе, чем от Лисичанска или Кременчуга до Киева, и вдобавок ко всему теперь у них есть преимущество около $130 на тонне за счет субсидий. Поэтому было бы логично, чтобы импортная пошлина взималась именно на размер этого преимущества, которое прозрачно, оно фиксируется раз в месяц правительством РФ.
Мы не хотим никаких ограничений по отношению к европейским заводам, которые покупают нефть по таким же ценам, как и мы, — экспортным ценам на рынке. Мы просто хотим защитить себя от субсидирования отрасли в рамках ЕЭП. Мы хотим создать четкие и понятные правила игры, равные с другими производителями. Этого мы и добиваемся.
В Украине шесть НПЗ, четыре из которых на данный момент по сути стоят. Заводы работают на треть своих возможностей. В целом украинские НПЗ — старые, не модернизированные. Последний из построенных – принадлежащий TNK-BP Лисичанский, ему 35 лет. Мы вложили в его модернизацию $500 млн. за 10 лет только для того, чтобы выйти на производство бензина Евро-4. А выйти на Евро-5 — это еще $200-300 млн. В Беларуси, для примера, нефтепереработка всегда субсидировалась со стороны России за счет отмены пошлин на нефть или их частичного применения. Это давало около $3-4 млрд. чистого дохода тамошним заводам! Благодаря этому они отлично модернизировались, стали очень современными. И если в нынешних условиях они еще отвоюют украинский рынок, то у нас не только инвестиций не будет, а отрасль перестанет существовать!
Много говорится о диверсификации поставок энергоносителей, чтобы Украина была энергонезависимым государством. Но без своих НПЗ об энергонезависимости можно просто забыть, иностранные производители будут формировать цены на украинских заправках.
Также хочу обратить внимание, что за последние пять лет мы выплатили $3,5 млрд. налогов государству. У нас все четко и прозрачно, в отличие от импортеров, которые легко реализуют разные схемы по оптимизации налогообложения. И мы даем работу пяти тысячам человек в Украине, не считая подрядчиков.
Импорт сейчас занял около 50% рынка — это уже реальная монополия, и с этим надо что-то делать.

В: Вы упомянули тему модернизации украинских НПЗ. Какие планы намерены осуществить в этом направлении?
О: Это будет зависеть от того, будут введены украинским правительством механизмы по защите отрасли или нет. Если будет экономическая привлекательность в переработке нефти на НПЗ, то мы готовы пересмотреть технологические схемы и полностью перейти на выпуск бензинов Евро-4. Дизельное топливо Евро-4 мы уже производим в полном объеме.
Следующим шагом нашего НПЗ была бы ликвидация фракции темных нефтепродуктов — производство мазута тянет всю экономику завода вниз. А это сотни миллионов инвестиций в течение трех-четырех лет. Мы сейчас находимся на перепутье. Если экономические условия будут позволять, то мы осуществим эти значительные инвестиции. Мы не боимся инвестировать. Завод является нашей собственностью. У нас нет никаких конфликтов с властью. Мы платим все налоги. Мы ведем корпоративно ответственный бизнес. Но для инвестиций государство должно создать благоприятные условия.
Кроме ликвидации фракции темных нефтепродуктов мы готовы вложить еще около $150 млн. в выпуск топлива стандарта Евро-5. Это важная экологическая инвестиция, которая соответствует и требованиям украинского законодательства, и требованиям Евросоюза. Мы заинтересованы в выпуске качественных нефтепродуктов.

В: Как компания отслеживает контроль качества топлива, которое производит и реализует на украинском рынке? Какие возможности по оптимизации и совершенствованию системы контроля качества рассматриваются и готовятся к практическому внедрению?
О: По всей производственно-сбытовой цепочке у нас есть программа контроля качества нефтепродуктов. У нас есть собственная лаборатория на заводе, одна региональная лаборатория и семь лабораторий на нефтебазах. Все они оснащены по последнему слову техники, современными контрольно-измерительными приборами. Также мы пользуемся услугами одной из ведущих и старейших в мире независимых организаций, которая инспектирует нас на каждом этапе.
Около $6 млн. в год стоит контроль качества от завода до пистолета на АЗС.
Мы хотим эту цепочку сделать еще более замкнутой, чтобы сгладить все шероховатости на пути между нефтебазой, АЗС, заводскими отгрузками. Суть в том, чтобы весь процесс контроля качества «замкнуть» на единую независимую структуру. Соответствующая концепция уже утверждена и через несколько месяцев эта система будет внедрена.

В: С учетом неблагоприятной рыночной ситуации, о которой вы рассказали, какой прогноз можете сделать по цене на нефтепродукты в 2011 г.?
О: Все зависит от цены на нефть. Но если бы я знал, какой будет цена на нефть, то я бы, очевидно, не сидел сейчас в кабинете, а скупал какие-то опционы… Однако, судя по тенденции, которая наблюдалась в 2010 г., стоит ожидать дальнейшего роста цен на нефть. Резких скачков, я думаю, не будет. Впрочем, прогнозы, как известно, неблагодарное дело. Помню, в 2008 г. много говорили о том, что эпоха дешевой нефти закончилась, а в августе того же года ее стоимость резко упала до $40.

В: Собираетесь расширять сеть по сбыту нефтепродуктов в Украине?
О: Это зависит от общей деловой среды. Но не секрет, что если твоя сбытовая сеть «тянет» все производство, то ты намного больше застрахован от рисков, чем человек, который торгует оптом в рынок. Поэтому да, мы, конечно же, хотим расширять нашу сеть. Но вопрос в том, сможем ли мы это сделать. Потому что инвестиционные планы в отношении Украины будут рассматриваться нашими акционерами в контексте того, что теперь происходит в государствах ЕЭП. Наш главный актив в Украине — это Лисичанский НПЗ. От того, насколько эффективно он работает, зависят и наши инвестиционные планы.

В: Какие планы по разработке сланцевого газа в Украине? Насколько оправданными считаете инвестиции в его разведку и почему?
О: Наши специалисты, учитывая доступ к передовым технологиям компании BP по разработке сланцевого газа, уже давно обратили внимание на Украину. Также некоторые действия наших конкурентов в хорошем смысле этого слова побудили взяться за это дело.
До последнего момента, пока ты не пробуришь скважину и не поймешь, есть ли там газ, это действительно большой риск. Чем лучше технологии, которые используются, тем меньше риск потерпеть неудачу. По имеющимся данным, Донецкий бассейн и Западная Украина богаты альтернативными газовыми ресурсами. Поэтому наши специалисты приняли решение об изучении перспектив этого направления.
Мы намерены реализовать проект в Донецкой и Луганской областях, был подписан меморандум по этому поводу с местными властями, в соответствии с которым в случае успеха проекта мы гарантируем создание новых рабочих мест, определенной инфраструктуры и, что очень важно, обязуемся придерживаться высоких экологических стандартов. В свою очередь, местные власти обещают содействовать в разработке и принятии законодательной базы по лицензированию разработки месторождений альтернативного газа. Я хочу подчеркнуть, что мы хотим получить лицензии на открытых аукционах. Мы приняли решение, что для нас будет надежнее и безопаснее получить лицензии на конкурсных условиях, чтобы избежать возможных обвинений в политической ангажированности.

В: Когда планируете получить первые результаты по проекту?
О: Это очень долгосрочный проект, он рассчитан на 20, а то и 30 лет. Например, бурение первой скважины занимает около года. Поэтому говорить о результатах пока рано.
Мы надеемся в первом квартале 2011 г. получить лицензии и начать после этого пробное бурение.

В: Есть ли пожелания у компании по законодательству, которое регламентирует добычу газа из альтернативных источников?
О: У нас были некоторые пожелания, частично вопросы урегулированы новым Налоговым кодексом. В основном они касались четкости фискальной системы и налогообложения. Поскольку мы намерены осуществить долгосрочные инвестиции, то хотим быть уверенными в их безопасности. Речь идет о предварительной сумме в $1,5 млрд. на 10-15 лет.

В: Рассматриваете ли возможность сотрудничества с компаниями типа российского «Газпрома», например, по добыче метанового газа в Украине?
О: Мы всегда открыты к предложениям. Каждая компания выбирает свою стратегию. На данный момент мы владеем необходимым опытом и знаниями, чтобы осуществлять инвестиции в Украине самостоятельно. Вопрос возможного партнерства с государственными компаниями я не комментирую.





Просмотров: 869
Другие новости